предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Я"

Он был психоаналитиком, практиковал вот уже несколько лет и имел на своем счету немало случаев счастливого излечения. Одновременно с частной практикой он работал в больнице. Его многочисленные преуспевающие пациенты сделали преуспевающим и его, он обзавелся дорогими автомобилями, загородным домом и всем прочим. Он серьезно относился к своей работе, для него она была не просто средством зарабатывать деньги; в соответствии с особенностями пациента он применял различные методы психоанализа. Он овладел методом гипноза и в некоторых случаях пользовался им.

Очень странно,- говорил он,- как люди свободно и легко говорят о своих скрытых побуждениях и реакциях во время сеансов гипноза; я всякий раз не перестаю удивляться этому. Я всегда был скрупулезно честен, полностью осознавая всю опасность гипнотизма, особенно в руках нечистоплотных людей, будь они медиками или кем бы то ни было еще. Иногда гипноз может иметь неблагоприятные последствия, и я считаю себя вправе применять его только в особо серьезных случаях. Чтобы вылечить больного, требуется много времени, обычно - несколько месяцев, и это довольно утомительно.

Некоторое время назад,- продолжал он,- пациентка, лечившаяся у меня несколько месяцев, пришла меня навестить. Эта неглупая, начитанная, с широким кругом интересов женщина была в приподнятом радостном настроении, чего я давно за ней не замечал. Она рассказала, что один из друзей убедил ее пойти вас послушать. Во время этих бесед она почувствовала, что состояние глубокой депрессии, мучившее ее, прошло. Первая беседа совершенно ее ошеломила. Мысли и слова были непривычными и казались противоречивыми, поэтому идти на вторую беседу она не хотела, по тот же друг объяснил, что так часто случается и что, прежде чем принять решение, ей следовало бы прослушать еще несколько бесед. В конечном счете она побывала на всех и, как я уже сказал, почувствовала себя лучше. То, что вы говорили, очевидно, как-то повлияло на ее сознание, и она, не прилагая никаких усилий, чтобы освободиться от депрессии, ощутила, что ее уже нет, угнетенность просто исчезла. Это случилось несколько месяцев назад. На днях я видел ее - от депрессии и следа не осталось, женщина здорова и счастлива, особенно в отношениях со своими близкими, и вообще у нее все в порядке.

Это, так сказать, прелюдия,- продолжал он.- Видите ли, пациентка натолкнула меня на мысль почитать кое- что из ваших поучений, и вот о чем я хотел бы у вас узнать: есть ли какой-то путь или метод, с помощью которого мы могли бы быстро находить причины человеческого страдания? Существующая методика требует много времени и подразумевает чрезвычайно тщательное обследование пациента.

Позвольте вас спросить, что вы пытаетесь сделать для ваших пациентов?

Если говорить, не употребляя научной терминологии, мы хотим помочь им преодолеть свои трудности, депрессию и тому подобное, чтобы они могли приспособиться к нормальному существованию в обществе.

Вы считаете, что нужно помогать людям приспосабливаться к этому насквозь прогнившему обществу?

Возможно, наше общество и прогнило насквозь, но его реформация - не наша задача. Наше дело - помочь пациенту приспособить себя к своему окружению, быть более счастливым человеком и полезным гражданином. Мы имеем дело с отклонениями от нормы и не пытаемся создать супернормальных людей. Я не думаю, что в этом состоит наша функция.

Считаете ли вы, что можете отделить себя от своей функции? Позвольте узнать, разве в вашу функцию не входит также установление совершенно нового порядка в мире, где не будет войн, антагонизмов, конкуренции и так далее? Разве не они создают то социальное окружение, которое производит душевнобольных людей? Не есть ли забота о том, как помочь индивидууму примириться с существующим социальным порядком в этой стране или какой- нибудь другой, утверждением тех самых причин, которые приводят к депрессии, страданиям и гибели?

В том, что вы говорите, безусловно, что-то есть, но как психолог я не думаю, что мы способны столь глубоко проникнуть в причинность человеческих страданий.

Тогда получается, что вы печетесь об излечении не человека в целом, а лишь какого-то его органа. Излечить какой-то определенный орган, может быть, и необходимо, но без понимания процесса жизнедеятельности всего организма мы можем вызвать новые формы болезни. Разумеется, это не предмет для споров или рассуждений; это - очевидный факт, который необходимо учитывать, и не только специалистам, но и каждому из нас.

Вы слишком глубоко рассматриваете проблему, к чему я не привык и, возможно, неспособен. Я мало задумывался обо всем этом, в частности - о том, чем кроме обычных процедур мы можем помочь нашим пациентам. Видите ли, большинство из нас не имеет ни склонности, ни времени, чтобы все это изучать; хотя, впрочем, мне кажется, нам следовало бы это делать, если мы хотим освободить и себя и своих больных от тягот и страданий современной западной цивилизации.

Тяготы и страдания существуют не только на Западе; во всем мире люди живут так же. Проблема индивидуума есть одновременно проблема мировая - они нераздельны между собой. Мы, конечно же, занимаемся проблемами человека - независимо от того, где он живет, на Востоке или Западе,- это ведь только географическое разделение. Бог, смерть, праведная и счастливая жизнь, дети и проблема их воспитания, война и мир - все это касается человека. Без понимания всего этого человека исцелить невозможно.

Вы правы, однако я думаю, очень немногие из нас способны на столь широкие и глубокие исследования. Наша система образования порочна, Мы стали специалистами в своем деле, но это, к сожалению, и все. Какова бы ни была профессия - лечение человеческого сердца или работа на заводе, - каждый специалист, даже если он и интересуется чем-то посторонним, подобно священнику, создает свое собственное царство божие, оставаясь в нем до самой смерти. Вы совершенно правы, однако реальная ситуация такова.

Но я хотел бы вернуться к своему вопросу: существует ли какой-то метод или способ, с помощью которого мы могли бы точно определить истоки наших страданий, особенно - у пациентов, и, таким образом, быстро их ликвидировать?

Позвольте вас снова спросить: почему вы всегда мыслите категориями методов и способов? Разве они могут сделать человека свободным или изменить его в лучшую сторону? Желаемый результат, являясь противоположностью человеческих горестей, страхов и отчаяния, в конечном счете порожден ими же. Противодействие не есть истинное действие - будь то мир экономики или мир психологии. Возможно, не методы и не способы, а нечто иное может действительно помочь человеку.

Что же?

Наверное, это - любовь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"