предыдущая главасодержаниеследующая глава

Семья и стремление защититься

Быть удовлетворенным - отвратительно! Одно дело довольствоваться чем-то, совсем другое быть удовлетворенным. Удовлетворение туманит сознание и притупляет чувства, оно ведет к предрассудкам и застою, лишает восприимчивости. Именно те, кто ищет вознаграждения, и те, кто его получает, вносят в жизнь смятение и страдание; именно они создали дурно пахнущие деревни и шумные города. Они построили храмы для идолов и поклоняются им, надеясь, что те удовлетворят их желания, они разжигают войны; они бесконечно изобретают средства, чтобы вознаградить себя; их путь к цели пролегает через деньги, политику, власть и религиозные организации. Они отяготили землю своей респектабельностью и жалобами на жизнь.

Иное дело быть довольным. Это весьма непросто. Довольства не ищут в потаенных местах, за ним не гоняются, как за удовольствиями; его не приобретают; его не купишь ценой отказа от чего бы то ни было; у него вообще нет цены; нет средств к его достижению; его не найти в медитациях. Если за ним гоняться, это будет поиск большего удовлетворения. Довольство - это точное сознание в каждый момент того, что есть; это - высшая форма негативного понимания. Вознаграждение предполагает успех и неудачу, довольство же не знает противоречий с их пустопорожними конфликтами. Оно выше и вне всяких противоречий; не имея к конфликтам никакого отношения, оно не есть синтез. Конфликт способен породить лишь другой конфликт, он питает собой иллюзии и несчастья. С довольством приходит действие, не знающее противоречий. Довольство сердца освобождает сознание от смятения и отчаяния. Это - вневременное движение.


Она рассказала, что получила степень магистра наук с отличием, преподавала и немного занималась общественной деятельностью. За короткое время после окончания университета она несколько раз переезжала с места на место: в одном городе работала учителем математики, в другом :- участвовала в общественных делах, помогала матери, пропагандировала общество, к которому принадлежала. Политикой она не занималась, считая ее удовлетворением личных амбиций и пустым времяпровождением. Теперь она готовилась выйти замуж.


Вы сами решили, за кого выйдете замуж, или выбор сделали ваши родители?

Скорее всего - родители. Наверное, это и к лучшему.

Позвольте спросить: почему?

В других странах юноша и девушка влюбляются друг в друга; поначалу все идет хорошо, но вскоре наступает пресыщение, и жизнь становится мучением: ссоры и примирения, скучное чередование мелких радостей и огорчений. Женитьба по сговору у нас в стране кончается точно так же, новизна чувств быстро проходит, так что между двумя системами нет большой разницы. И в одном и в другом случае хорошего мало, но что поделаешь? В конце концов выходить замуж надо, нельзя же оставаться одинокой до конца жизни. Все это очень грустно, но по крайней мере присутствие мужа создает определенное чувство надежности, а дети - это радость; одного без другого не бывает.

Выходит, годы, потраченные на получение степени, пропали зря?

Может быть, кому-то после замужества и удается жить прежней жизнью, но у меня, боюсь, домашние дела займут все свободное время.

Что же тогда дало вам это так называемое образование? Зачем было тратить столько лет жизни, денег и усилий, чтобы в конце концов оказаться на кухне? Разве вы не хотите и после замужества продолжать преподавать или заниматься общественной деятельностью?

Только если будет время. Ведь лишь обеспеченные люди могут позволить себе иметь слуг и все прочее. Боюсь, что как только выйду замуж, вся моя прежняя жизнь останется в прошлом, а я хочу выйти замуж. Вы против брака?

Вы рассматриваете брак как основу для образования семьи? Разве семья не есть организация, стоящая в оппозиции к обществу? Разве она не является центром, из которого исходит всякая активность, разве это не исключительная форма отношений, преобладающая над всеми остальными формами? Разве это не самоограниченная деятельность, порождающая разделение, обособление на разных уровнях и разной степени? Функция семьи как системы состоит в противопоставлении себя всему остальному: каждая семья стоит в оппозиции к другим семьям, группам. А разве не семья с ее собственностью - одна из причин возникновения войн?

Если вы против семьи, тогда вы должны выступать за коллективное существование мужчин и женщин, при котором их дети принадлежат государству.

Не делайте поспешных выводов. Мышление категориями формул и систем вызывает лишь противоречия и разногласия. У вас своя система, у других - своя; противоположные системы вступают в конфликт, стараясь ликвидировать друг друга, а проблема остается.

Но если вы против семьи, тогда за что же вы?

Зачем так ставить вопрос? При решении проблемы неразумно следовать своим предрассудкам. Не лучше ли попробовать объективно разобраться в ней, нежели порождать конфликт и неприязнь, тем самым умножая проблемы уже имеющиеся?

Семья в том виде, в каком мы ее видим сейчас, представляет собой замкнутый, изолированный от общества союз с ограниченными отношениями. Реформаторы и так называемые революционеры пытались изничтожить этот дух семейной замкнутости, порождающей все виды антисоциальной деятельности; но семья, в противовес ненадежности общества, является стабилизирующим центром, и современная социальная структура нигде в мире не сможет существовать без этой стабильности. Семью нельзя рассматривать только как экономический союз,- любая попытка разрешить вопрос так односторонне обречена на провал. Стремление к стабильности не объясняется лишь экономическими причинами, оно глубже и сложнее. Если человек разрушит семью, он сможет обрести иные формы надежности, нашедшие выражение в коллективе, вере и так далее, но все это, в свою очередь, породит свои проблемы. Следует понять суть стремления к внутренней, психологической замкнутости, а не просто подменять одну ее разновидность другой.

Итак, проблема не в семье, но в желании защитить себя. Разве это стремление, в любых его проявлениях, не ограничивает? Дух ограничения проявляет себя в виде семьи, собственности, государства, религии и прочего. И разве это стремление к внутренней защищенности не порождает ее внешние формы, которые всегда играют роль ограничения? Само желание быть в безопасности эту безопасность разрушает. Ограничения, разделения неизбежно несут с собой распад; его симптомы - национализм, классовый антагонизм и война. Семья, как средство внутренней защищенности, есть источник беспорядка и социальных катастроф.

Но если не в семье, то как же тогда жить?

Разве не странно - сознание всегда ищет образов, клише. Наша система образования состоит из готовых рецептов и выводов. Вопрос "как" подразумевает желание получить рецепт, но рецепты не могут разрешить проблем. Поверьте, это именно так. Мы обретаем внешнюю защищенность только тогда, когда не ищем защищенности внутренней. До тех пор пока оплотом защиты является семья, будет существовать социальная разобщенность; до тех пор пока семья будет средством самозащиты, будут возникать конфликты и люди будут страдать. Не удивляйтесь, это именно так просто. До тех пор пока я буду использовать вас или кого-нибудь другого для обретения своей внутренней психологической защищенности, я должен быть обособлен; самым главным становится я, моя семья, моя собственность. Утилитарные отношения основаны на насилии; семья в качестве средства взаимной внутренней защиты создает конфликты и противоречия.

Умом я понимаю то, что вы говорите, однако разве возможно жить без внутреннего желания защитить себя?

Понимать умом - значит не понимать вообще. Вы имеете в виду, что слышите слова и осознаете их значение, вот и все. Использовать другого, чтобы удовлетворить свои желания и обезопасить себя,- не значит любить. В любви не возникает желания обезопасить себя; любовь - состояние уязвимости, единственное, при котором невозможна отчужденность, вражда и ненависть. На основе такой любви может быть образована семья, которая не будет замкнута на себе и обособлена от всего остального.

Но мы не знаем такой любви.

Важно понять ход своих мыслей. Внутреннее желание безопасности выражает себя вовне через отчужденность и насилие, и до тех пор, пока этот процесс не будет полностью осознан, любви не возникнет. Любовь не есть еще одно убежище, обнаруженное в поисках безопасности. Для того, чтобы возникла любовь, желание обезопасить себя должно совершенно исчезнуть. Любить не заставишь. Любая форма принуждения, на любом уровне, есть отрицание любви. Революционер, вооруженный идеологией, вовсе не революционер; он всего лишь предлагает замену, иной вид безопасности, новую надежду; надежда же есть смерть. Только любовь может вызвать радикальную революцию в отношениях, их полную трансформацию; и любовь не идет от сознания. Мысль может строить прекраснейшие планы и формулировать их, но она приведет лишь к дальнейшему конфликту, борьбе и страданию. Изощренное, замкнутое на себе сознание исключает возможность существования любви.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"