предыдущая главасодержаниеследующая глава

Индивидуальное и идеальное

Наша жизнь здесь, в Индии, по существу пришла в расстройство; мы хотели бы как-то наладить ее, но не знаем, с чего начать. Я признаю значение массовых выступлений, но вижу и опасность их. Я следовал идее ненасилия, однако кругом лилась кровь и царили страдания. У же со времен раздела мы обагрили руки кровью, а теперь создаем еще и вооруженные силы. Мы говорим о ненасилии и, одновременно, готовимся к войне. Наши политические лидеры растерянны не меньше, чем я. В тюрьме я много читал, но это не помогло мне найти выход из положения.

Давайте разбираться по порядку. Во-первых, вы слишком много внимания уделяете индивидуальным действиям, забывая о необходимости коллективных.

Индивидуум в сущности своей коллективен; общество создано индивидуумом. Индивид и общество взаимно соотнесены, не правда ли? Они неразделимы. Индивид создает структуру общества, а общество и среда формируют индивид. Хотя среда и определяет индивид, он всегда может себя освободить от нее, оторваться от своего основания. Индивид есть создатель той самой среды, чьим рабом он становится, однако он может порвать с ней и создать такую среду, которая не будет угнетать его сознание и дух. Индивид значим лишь в том смысле, что он способен освободиться от того, что его определяет, и осознать реальность. Индивидуальность, ожесточенная своей собственной обусловленностью, строит общество, основанное на насилии и антагонизме. Индивид существует лишь во взаимоотношениях, иначе его просто нет; именно непонимание этих отношений питает конфликты и противоречия. Если человек не понимает существа своих отношений с людьми, с собственностью, идеями или верованиями, ему невозможно навязать какой-нибудь принятый в коллективе идеал отношений. Чтобы претворить в жизнь новый идеал, потребуются так называемые действия масс; однако новый идеал есть изобретение нескольких индивидов, а массы принимают его, загипнотизированные новыми лозунгами, обещаниями новой утопии. Массы остались теми же, только у них появились новые правители, новые лозунги, новые духовные пастыри, новые доктрины. Массы состоят из таких, как вы и я, из индивидуумов; собственно говоря, масса - понятие фиктивное, это удобный термин для эксплуататоров и политиков. Немногие понуждают многих к действиям, к войне и прочее; считается, что эти же немногие выражают желания и стремления многих. Важнее всего - трансформация индивида, но не по какой-то идеальной модели. Модель непременно обусловливает, а обусловленное существование есть всегда конфликт - как с самим собой, так и с обществом. Сравнительно легко заменить старую модель обусловленности новой; однако совсем другое дело - освобождение индивидуума от всякой обусловленности.

Сказанное вами следует тщательно обдумать, но, мне кажется, я начинаю понимать вашу мысль. Вы делаете упор на индивидуальном, не считая его, однако, обособленной от общества, антагонистической ему силой. И второе. Я всегда стремился к достижению идеала и не понимаю, почему вы его отрицаете. Не могли бы вы высказаться по этому поводу?

Современная мораль основана на прошлом или будущем, на традиции или на том, как должно быть. Это как должно быть - есть идеал, в противоположность тому, что было; таким образом будущее оказывается в конфликте с прошлым. Ненасилие есть идеал, так должно быть; то же, что было,- это насилие. То, что было, проектирует то, чему следует быть; идеальное спроектировано своей противоположностью, реальным. Антитезис есть просто расширенный тезис; противоположности состоят из одних и тех же элементов. Сознание, которому свойственно насилие, образует свою противоположность - идеал ненасилия. Говорят, что идеал помогает преодолеть свою противоположность, но так ли это? Разве идеал не есть побег от того, что было, что есть? Конфликт между идеальным и реальным лишь затрудняет понимание реального; этот конфликт лишь создает другую проблему, которая помогает затушевать проблему имеющуюся. Идеальное есть прекрасный, вполне респектабельный побег от реального. Идеал ненасилия, как и утопия коллективизма, есть фикция; идеальное - то, что должно быть,- помогает нам скрыть то, что есть, и избежать его. Поиски идеального есть погоня за вознаграждением. Вы можете избегать наград этого мира, считая, что стремиться к ним глупо, что это уподобляет вас дикарям (в действительности так оно и есть), но ваши поиски идеального есть та же погоня за наградой, только на другом уровне, и она столь же неразумна. Идеал есть компенсация, фикция, придуманная сознанием. Сознание, которому присуще насилие, разделение, эгоизм, создает спасительную компенсацию, фикцию, названную идеалом, утопию будущего и тщетно стремится ее достичь. Уже само это стремление есть конфликт, однако оно помогает закрыть глаза на реальное. Идеальное - то, что должно быть,- ничем не помогает в восприятии того, что есть; напротив, оно препятствует этому пониманию.

Вы хотите сказать, что наши лидеры и наставники напрасно защищали и отстаивали идеалы?

А как вы сами думаете?

Если я вас правильно понял...

Видите ли, дело не в том, чтобы понять мысль другого, а в том, чтобы самому найти истину. Истина не есть мнение, она не определяется лидером или наставником. Прислушивание к мнениям лишь препятствует постижению истины. Либо идеальное есть нами же созданная фикция, которая заключает в себе свою противоположность, либо нет. Иного не дано. Истине не научит никакой наставник; человек должен постичь ее сам.

Если идеал - это фикция, я должен полностью отказаться от своих прежних представлений. Выходит, наше стремление к идеалу совершенно бесплодно?

Что это, как не пустая борьба, лестный самообман?

Как это ни печально, но я вынужден с вами согласиться. Мы так привыкли принимать все на веру, что никогда не позволяли себе ни о чем задуматься. Мы обманывали себя, и то, о чем вы говорили, полностью разрушает привычный ход мыслей и систему действий. Образование, весь образ нашей жизни и деятельности должны быть изменены. Мне кажется, я вижу, что необходимо сознанию, свободному от идеалов, от представлений о том, чему следует быть. Для такого сознания действие имеет значение совершенно отличное от того, какое мы придаем ему сейчас. Действие во имя вознаграждения вовсе не есть действие, это противодействие,- а мы-то похвалялись своей деятельностью! Во как без идеального понять реальное или то, что было?

Понимание реального возможно, лишь когда идеальное, то, чему следует быть, полностью выведено из сознания; то есть тогда, когда ложное видится как ложное. То, чему следует быть, есть одновременно то, чему не следует быть. До тех пор пока реальное будет осознаваться с позиции достижения или недостижения вознаграждения, действительного понимания реального быть не может. Чтобы его понять, вам следует быть с ним в полном единстве; вас не должны разделять ни ширма идеала, ни завесы прошлого, традиций, опыта. Единственная проблема - освободиться от неверного подхода. В сущности, это означает понимание обусловленности, то есть сознания. Проблема в самом сознании, а не в тех проблемах, которые оно создает. Решение вопросов, порожденных сознанием, есть не что иное, как примирение результатов, а это приводит лишь к еще более неразрешимым проблемам и иллюзиям.

Как можно постичь сознание?

Путь сознания есть путь жизни - не идеальной, но реальной, со всеми горестями и радостями, заблуждением и пониманием, самоуверенностью и смирением. Чтобы постичь сознание, необходимо познать желание и страх.

Простите, но это для меня слишком трудно.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"