предыдущая главасодержаниеследующая глава
2. Отношение к ведам

Усвоение критического метода умерило пылкость спекулятивного воображения и показало, что претендовавшие на исключительную истинность философские взгляды были вовсе не так непоколебимы, как полагали их адепты. Иконоборческий же пыл материалистов, скептиков и некоторых последователей буддизма разрушил все основания для подобной уверенности. Индийская мысль не осталась безразличной к этому негативному результату. Человек не может жить только в сомнении. Ему недостаточно одной борьбы умов. Голая воинственность не может питать дух человека. Если мы не способны с помощью логики найти позитивную истину - тем хуже для логики. Не может быть, чтобы надежда и устремления таких чистых душ, как творцы Упанишад, были обречены на неудачу. Не может быть, чтобы века борьбы и поисков человеческой мысли не приблизили разум человека хотя бы на один шаг к разрешению поставленных вопросов. Безнадежность - не единственная альтернатива. Подвергающийся постоянным нападкам разум может найти убежище в вере. Пророки Упанишад - великие учителя в школе сакральной мудрости. Они учат нас познанию бога и духовной жизни. Если разум человека не способен самостоятельно постичь реальность посредством простого умозрения, следует искать помощи в великих писаниях пророков, заявляющих об уверенности, которую обрела их душа. Таким образом, предпринимались решительные попытки оправдать разумом то, что вера принимает безотчетно. Не существовало тенденции к иррационализму, поскольку философия есть только попытка истолковать возрастающий опыт человечества. Единственное, чего следовало опасаться, это чтобы вера не поставляла готовых выводов для философии.

Из всех систем мысли, или даршан, шесть стали более известными, чем другие, а именно: ньяя Гаутамы, вайшешика Канады, санкхья Капилы, йога Патанджали, пурва-миманса Джаймини и уттара-миманса, или веданта Бада- раяны. Названные системы являются брахманическими поскольку все они признают авторитет Вед. Системы мысли, признающие авторитет Вед, называются астика, а отвергающие его - настика. Принадлежность системы к астике или к настике определяется не отношением к природе высшего духа, положительным или отрицательным, а признанием или непризнанием авторитета Вед. Даже школы буддизма восходят к Упанишадам, хотя они и не рассматриваются как ортодоксальные, поскольку не признают авторитета Вед. Кумарила - на мнение которого в этих вопросах можно положиться, считает, что различные школы буддизма вдохновлялись Упанишадами. Он доказывает, что они появились как реакция на чрезмерную приверженность к чувственным объектам, и объявляет их всех авторитетными системами мысли.

Признание авторитета Вед практически свидетельствует о признании этими школами преимущества духовного опыта над разумом, что, однако, не означает полного согласия со всеми доктринами Вед или признания какой-либо веры в существование бога. Это всего лишь серьезная попытка раскрыть высшую тайну бытия; и в этом смысле философские школы отказывают в непогрешимости даже Ведам. Как мы увидим, согласно вайшешике и ньяе, бог - результат умозаключения. Школа санкхья не является теистической. Йога практически независима от Вед. Две школы мимансы находятся в более прямой зависимости от Вед. Пурва-миманса выводит общую концепцию божества из Вед, но безразлична к вопросу о существовании высшего духа. Уттара-миманса признает бога как откровение, но подкрепленное умозаключением, в то время как осознание идеи бога, по ее мнению, возможно только посредством созерцания и джняны. Мыслители-теисты впоследствии отказывались включить школу санкхья в число ортодоксальных даршан.

Признание авторитета Вед весьма незначительно компрометирует философский характер систем*. Различие между шрути и смрити хорошо известно, и когда они вступают в конфликт, первая (то есть шрути) превалирует. Шрути сама делится на кармаканду (самхиты и брахманы) и джнянаканду (Упанишады). Последняя имеет большую ценность, хотя многое из нее должно быть отброшено как артха-вада, то есть несущественные положения. Все это позволяет трактовать ведийские писания в весьма либеральном духе. Интерпретация ведийских текстов зависела от философских взглядов авторов. Используя логические методы и достигая истин, согласных с разумом, они все же охотно признавали преемственность, существующую между этими истинами и древними текстами. Интерпретаторы не хотели, чтобы их толкования рассматривались как нечто совершенно новое. И хотя такая позиция, возможно, была и не вполне искренней, она способствовала распространению того, что они считали истинным**. Исследователи и комментаторы различных школ стремятся найти в Ведах подтверждение своим взглядам и употребляют всю свою изобретательность, чтобы изыскать такое подтверждение, когда оно само по себе не очевидно.

* (То, что Кейс говорит о школах ньяя и вайшешика, верно также и в отношении других систем. "Системы являются действительно ортодоксальными и допускают авторитет священного писания, но они решают проблемы бытия доступными человеку средствами, и писание служит для любых практических целей, за исключением того, чтобы придавать сакральный характер результатам, достигнутым не только без его помощи, но нередко и в весьма сомнительном согласии с его догматами".)

** (Ср. Гете: "Некоторые весьма умные и блещущие знанием люди похожи на бабочек, которые, достигнув зрелости и забыв, что они когда-то были куколками, отбрасывают покровы, в которых они росли. Других, более заслуживающих доверия и скромных, можно сравнить с цветами, которые, став прекрасными бутонами, не порывают связи с корнем и не отрываются от родного ствола, но именно благодаря этой связи развиваются до плодоносной зрелости". Цитируется по Мерцу (Merz. European Thought in the Nineteenth Century, vol. IV, p. 134, fn. 1).)

Толкуя Веды в свете разноречивых взглядов, возникших в последующие времена, эти комментаторы усматривают в Ведах суждения по вопросам, которых Веды касаются лишь вскользь или не касаются вовсе. Общие концепции Вед не были ни достаточно определенными, ни разработанными в деталях и в силу этого допускали их свободное толкование различными школами мысли. Кроме того, сама обширность Вед, из которых каждый мог выбрать по своему усмотрению и в соответствии с собственными интересами любую их часть, благоприятствовала свободе интерпретации.

Религиозным характером философских спекуляций в значительной мере объясняется и разнообразие основных положений различных систем. Живучесть того или иного учения определяется в большей степени его религиозной, нежели философской оснащенностью и так или иначе связана с учением о непогрешимости Вед. Каждая система есть соединение логики и психологии, метафизики и религии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"