предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава шестая. Новые проблемы

Синтез и развитие смешанной культуры. Затворничество женщин. Кабир. Гуру Нанак. Амир Хосров

Говорить о мусульманском вторжении в Индию или о мусульманском периоде в Индии было бы так же ошибочно и неправильно, как и называть приход англичан в Индию христианским вторжением или именовать период английского господства в Индии христианским периодом. Ислам не вторгался в Индию: он пришел в Индию несколькими веками раньше. Имели место тюркское (Махмуд*) и афганское вторжения, а затем - тюрко-монгольское (или могольское) нашествие; наиболее важное значение имели два последних. Афганцев вполне можно считать смежной индийской группой, не являющейся чуждой Индии, и период их политического господства следовало бы именовать индо-афганским периодом. Моголы были чужестранцами в Индии, и все же они необыкновенно быстро влились в индийскую жизнь, положив начало индо-могольскому периоду.

* (Махмуд.- Имеется в виду Махмуд Газневи, правитель государства Газневидов (970-1030); совершил семнадцать походов в Индию.)

По своей воле или в силу сложившихся обстоятельств, а может быть, в силу того и другого, афганские правители и те, кто их сопровождал, ассимилировались в Индии. Их династии полностью индианизировались, пустив корни в индийскую почву, и считали Индию своей родиной, а остальной мир - чужбиной. Несмотря на политические конфликты, именно так на них и смотрели в стране, и многие раджпутские князья даже признавали их своими сюзеренами. Правда, отдельные вожди раджпутов отказывались покориться, и на этой почве происходили яростные столкновения. Один из известных делийских султанов, Фируз-шах*, был сыном индуски; мать Гийяс-уд-дин Туглака** тоже была индуской. Подобные браки между представителями афганской, тюркской и индусской знати хотя и не были частым явлением, но все же имели место. Так, на юге правитель Гулбарги*** - мусульманин торжественно и с большими церемониями отпраздновал свое бракосочетание с виджаянагарской княжной - индуской.

* (Фируз-шах - правитель Делийского султаната (1351 - 1388).)

** (Гийяс-уд-дин Туглак - правитель Делийского султаната (1320-1325).)

*** (Гулбарга - город в Южной Индии, к западу от Хайдарабада. Был столицей государства Бахмани (XV в.). Гулбаргу посетил Афанасий Никитин.)

В мусульманских государствах Средней и Западной Азии индийцы пользовались, видимо, доброй славой. Еще в XI веке, то есть до афганского нашествия, арабский географ Идриси писал: "Индийцы по природе склонны к справедливости и никогда не отступают от нее в своих действиях. Их добросовестность, честность и верность своему слову хорошо известны, и они так прославились этими добродетелями, что люди устремляются в их страну со всех концов земли"*.

* (Elliot H. M. History of India, vol. 1, p. 88.)

Был создан действенный государственный аппарат; особое внимание было уделено строительству дорог - главным образом по военным соображениям. Власть была теперь более централизованной, но она старалась не нарушать местные обычаи. Наиболее одаренным из афганских правителей был Шер-шах*, правивший в ранний могольский период. Он заложил основы налоговой системы, которая позднее была широко распространена Акбаром. Раджа Тодар Мал**, знаменитый министр по делам государственных доходов Акбара, находился ранее на службе у Шер-шаха. Афганские правители все шире использовали таланты индусов.

* (Шер-шах (1472-1545) - афганский феодал, правитель Бихара. В 1539 г. захватил престол Могольской империи и правил до 1545 г.)

** (Тодар Мал - государственный деятель и поэт при дворе падишаха Акбара. Один из составителей земельного кадастра.)

Воздействие афганского нашествия на Индию и индуизм было двояким и противоречивым. Непосредственной реакцией явилось бегство народа из районов, подпавших под власть афганцев, на юг. Оставшиеся племена стали держаться более обособленно и замкнуто, они пытались оградиться от иноземных порядков и влияний, придавая более жесткий характер кастовой системе. С другой стороны, наблюдалось постепенное и почти бессознательное приспособление к этому иноземному образу жизни и мышления. Возник своего рода синтез: появились новые архитектурные стили, иная одежда и пища, изменения коснулись многих сторон жизни. Этот синтез особенно проявился в музыке, которая, сохраняя древние индийские классические традиции, получила разностороннее развитие. Персидский язык стал официальным придворным языком, и многие персидские слова получили широкое распространение. Одновременно с этим развивались и народные языки.

К числу отрицательных явлений следует отнести такое, как парда, затворничество женщин в Индии. Каким образом оно возникло - трудно сказать, но в какой-то мере это было результатом взаимодействия новых элементов со старыми. Раньше в Индии, так же как и во многих других странах, в частности в древней Греции, в аристократической среде существовала некоторая изоляция женщин. В определенной степени она имела место также в древнем Иране и частично наблюдалась по всей Западной Азии. Но строгого затворничества женщин не было нигде. Вероятно, начало этому было положено в придворных кругах Византии, где помещения женщин охранялись евнухами. Византийское влияние распространилось на Россию, где довольно строгое затворничество женщин существовало до времен Петра Великого. Это затворничество ни в коей мере не было связано с влиянием татар, которые, как точно установлено, не изолировали женщин от мужчин. Смешанная арабо-персидская культура восприняла многие византийские обычаи, и возможно, что в связи с этим возросла степень изоляции женщин, принадлежавших к высшему классу. И все же ни в Аравии, ни в других районах Западной и Средней Азии не было строгого затворничества женщин. Не было парды и у афганцев, вторгшихся в Северную Индию после захвата Дели. Тюркские и афганские принцессы и придворные дамы часто охотились, катались верхом и ездили в гости. До сих нор сохранился древний мусульманский обычай, согласно которому женщины не закрывают лицо во время хаджа - паломничества в Мекку. Видимо, система затворничества получила развитие в Индии во времена Моголов, когда это стало признаком высокого положения и требованием престижа как у индусов, так и у мусульман. Обычай изоляции женщин особенно распространился в высших слоях общества тех местностей, где сильнее всего было мусульманское влияние,- в обширном центральном и восточном районах, включающих Дели, Соединенные провинции, Раджпутану, Бихар и Бенгалию. Но странно, что этот обычай не соблюдался строго в Панджабе и в Пограничной провинции, среди населения которых преобладают мусульмане. В Южной и Западной Индии столь строгому затворничеству подвергались только мусульманские женщины.

Я не сомневаюсь в том, что среди многих причин, вызвавших упадок Индии в последние века, парда, или затворничество женщин, занимает не последнее место. Еще более я убежден в том, что прогресс общественной жизни в Индии возможен лишь после того, как будет навсегда покончено с этим варварским обычаем. Совершенно очевидно, что он наносит вред женщине; не меньший вред он причиняет мужчине, а также подрастающему ребенку, который проводит много времени на женской половине, и всей общественной жизни страны в целом. К счастью, этот скверный обычай быстро исчезает среди индусов и, несколько медленнее, среди мусульман. В деле уничтожения затворничества большую роль играют организованные Индийским национальным конгрессом политические и общественные кампании, которые втянули в различную общественную деятельность десятки тысяч женщин, принадлежащих к средним классам. Ганди был и остается ярым пропротивником затворничества и называет его "гнусным и жестоким обычаем", увековечивающим отсталость и неразвитость женщин. "Я думал о том зле, которое причиняют женщинам Индии мужчины, цепляющиеся за этот варварский обычай, ставший теперь, независимо от его первоначального назначения, совершенно бесполезным и наносящий стране неисчислимый вред",- говорил Ганди. Он настаивал на том, чтобы женщины пользовались теми же свободами и имели такие же возможности для саморазвития, как и мужчины. "Отношения между мужчиной и женщиной должны основываться на здравом смысле. Между ними не может быть никаких искусственных барьеров. Их взаимоотношения должны быть естественными и непосредственными". В своих устных и письменных выступлениях Ганди горячо отстаивал равноправие и свободу женщин, сурово осуждая домашнее рабство, в котором они находятся.

Я несколько отвлекся и внезапно перескочил в современность; теперь мне надлежит вернуться к средневековью, к периоду после обоснования афганцев в Дели и к происходившему в то время синтезу старых и новых порядков. Большая часть этих перемен совершалась только среди знати и высших классов и не затрагивала народные массы, особенно крестьянство. Они касались прежде всего придворных кругов, а оттуда распространялись на города и городские районы. Так начался продолжавшийся веками процесс образования смешанной культуры в Северной Индии. Ее центром стали Дели и район, известный теперь под наименованием Соединенных провинций, подобно тому как они были и продолжают оставаться центром старой арийской культуры. Однако эта арийская культура в значительной мере переместилась на юг, ставший твердыней ортодоксального индуизма.

После ослабления Делийского султаната в результате нашествия Тимура в Джаунпуре (Соединенные провинции) возникло небольшое мусульманское государство. Вплоть до конца XV века это был центр культуры, искусства и религиозной терпимости. Поощрялся развивавшийся народный язык хинди; делались даже попытки объединить религиозные верования индусов и мусульман. Примерно в это же время в далеком Кашмире, на севере, независимый мусульманский правитель Зайн-ул-Абедин тоже прославился своей религиозной терпимостью, поощрением санскритской науки и древней культуры.

По всей Индии сказывалось действие этих тенденций, и новые идеи волновали умы людей. Как и в старину, Индия бессознательно реагировала на изменившуюся обстановку, пытаясь ассимилировать чужеземные элементы и одновременно несколько меняясь сама. Эти тенденции породили новые типы реформаторов, которые сознательно проповедовали этот синтез и часто осуждали или игнорировали кастовую систему. К их числу принадлежали в XV веке индус Рамананд, живший на юге, и его еще более прославленный последователь - мусульманин Кабир, ткач из Бенареса. Поэмы и песни Кабира* были весьма любимы народом и не забыты до сих пор. На севере подвизался гуру (учитель) Нанак, считающийся основателем сикхизма. Влияние этих реформаторов выходило далеко за пределы сект, созданных их последователями. Индуизм ощущал влияние новых идей, а ислам в Индии, в свою очередь, стал отличаться от того, чем он был в других странах. Индуизм в целом поддался воздействию крайнего монотеизма ислама, а смутные пантеистические представления индуистов оказали влияние на индийских мусульман. Большинство этих индийских мусульман были новообращенными, воспитанными в духе старых традиций и находившимися под их влиянием; лишь сравнительно небольшая часть мусульман пришла извне. Получили развитие мусульманский мистицизм и суфизм, происходящий, вероятно, от неоплатонизма.

* (Кабир - великий индийский поэт XV в. Был ткачом. Автор многочисленных стихотворных произведений, содержание которых отражает процесс индо-мусульманского синтеза. См.: Кабир. Лирика. М., Художественная литература, 1965.)

Пожалуй, наиболее показательным признаком растущей ассимиляции иноземных элементов в Индии было то, что они пользовались местным народным языком, хотя придворным языком оставался персидский. Много замечательных книг написано ранними мусульманами на языке хинди. Наиболее известным из таких писателей был тюрок Амир Хосров, живший в XIV веке, в период правления ряда афганских султанов. Его предки обосновались в Соединенных провинциях за два или три поколения до него. Он был замечательным поэтом, писавшим на персидском языке, но владел также и санскритом; был выдающимся музыкантом, внесшим в индийскую музыку много нового. Его считают также изобретателем народного струнного инструмента - ситары. Амир Хосров* писал на многие темы и, в частности, восхвалял Индию, перечисляя все то, чем она славилась: ее религию, философию, логику, грамматику (санскритскую), музыку, математику, естественные науки и... плоды манго.

* (Амир Хосров (1253-1325) - выдающийся индийский поэт. См.: Амир Хосров. Восемь райских садов. М., Художественная литература, 1975.)

Но больше всего он был известен в Индии своими песнями, написанными на обычном разговорном языке хинди. Хосров поступил мудро, отказавшись писать на литературном языке, понятном лишь избранному меньшинству: он шел к крестьянину не только затем, чтобы изучить его язык, но и для того, чтобы узнать его жизнь и обычаи. Он пел о различных временах года, и для каждого времени, согласно требованиям древнего классического индийского стиля, были особые мотив и слова. Он пел о жизни и ее различных проявлениях, о приходе в дом невесты, о разлуке с любимой, о дожде, после которого выжженная солнцем земля снова рождает жизнь. Эти песни часто поют и теперь, их можно услышать в любой деревне и в любом городе Северной и Центральной Индии. Поют их, например, в начале периода дождей, когда в каждой деревне к ветвям дерева манго или дерева пипул подвешивают большие качели и сюда собираются, чтобы повеселиться, все местные девушки и юноши.

Амир Хосров составил множество загадок и головоломок, которыми увлекаются как дети, так и взрослые. Еще во время долгой жизни Хосрова его песни и загадки сделали его знаменитым. В дальнейшем слава его продолжала расти. Я не знаю другого такого примера, чтобы песни, написанные шестьсот лет назад, сохранили до сих пор популярность и любовь народа и исполнялись без всякого изменения текста.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"