предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чандрагупта и Чанакья. Образование Империи Маурья

Буддизм распространялся в Индии постепенно. Хотя поначалу он возник как движение протеста кшатриев и отражал конфликт между правящим классом и жрецами, его этическая и демократическая стороны и особенно его борьба против жречества и ритуализма привлекали народ. Буддизм развивался как народное реформатское движение, находя сторонников даже среди мыслителей-брахманов. Но, как правило, брахманы выступали против него и называли буддистов еретиками и мятежниками, восставшими против ортодоксальной религии. Более важным, чем внешние успехи, было взаимное влияние буддизма и старой религии и постоянный подрыв положения брахманов. Через два с половиной столетия правитель Ашока принял буддизм и посвятил все силы распространению его мирными миссионерскими средствами в Индии и других странах.

За эти два века в Индии произошло много изменений. Разного рода длительные процессы способствовали слиянию народностей и объединению мелких государств, небольших монархий и республик; действовала давно существовавшая тенденция к созданию единого централизованного государства. Результатом всего этого явилось образование могучей и высокоразвитой державы, окончательным толчком к чему послужило вторжение Александра в Северо-Западную Индию. На исторической арене появились две выдающиеся личности, которые сумели воспользоваться изменившимися условиями и подчинили их себе. Это были Чандрагупта Маурья и его друг, министр и советник брахман Чанакья. Совместными усилиями они добились больших успехов. В свое время изгнанные из могущественного царства Магадха, которым правила династия Нанда и центр которого находился в Паталипутре (современная Патна), они направились на северо-запад, в Таксилу, и установили связи с греками, оставленными там Александром. Чандрагупта встречался с самим Александром. Он слышал о его завоеваниях и славе и горел желанием превзойти его. Чандрагупта и Чанакья наблюдали за событиями и готовились к решительным действиям. Они вынашивали грандиозные честолюбивые планы и выжидали возможности претворить их в жизнь.

Вскоре пришло известие о смерти Александра в Вавилоне в 323 году до н. э., и тотчас Чандрагупта и Чанакья пустили в ход старый и вечно новый призыв к национальным чувствам народа и подняли индийцев против иноземных захватчиков. Греческий гарнизон был изгнан, Таксила взята. Обращение к национальным чувствам помогло Чандрагупте приобрести себе союзников, и он прошел с ними через Северную Индию к Паталипутре. Через два года после смерти Александра Чандрагупта уже владел этим городом и царством; так возникла держава Маурья.

Военачальник Александра Селевк, унаследовавший после смерти императора территорию от Малой Азии до Индии, попытался восстановить свою власть в Северо-Западной Индии и переправился с армией через Инд. Однако он потерпел там поражение и был вынужден уступить Чандрагупте часть Афганистана до Кабула и Герата. Сам Чандрагупта женился на дочери Селевка. Империя Чандрагупты охватывала за исключением южной части всю Индию от Аравийского моря до Бенгальского залива и простиралась на севере до Кабула. Впервые за всю историю Индии в ней возникло огромное централизованное государство. Столицей этой великой империи была Паталипутра.

Что представляло собой новое государство? К счастью, мы располагаем его подробными описаниями, оставленными нам как индийцами, так и греками. Существуют записки Мегасфена, посла Селевка, но гораздо более ценным документом является трактат Каутильи "Артхашастра" ("Наука о государственном устройстве"), о котором уже упоминалось выше. Каутилья - второе имя Чанакьи; таким образом, мы располагаем книгой, написанной не только большим ученым, но и человеком, который сыграл решающую роль в создании, развитии и сохранении империи. Чанакью называли индийским Макиавелли, и это сравнение в определенной степени оправдано. Однако он был во всех отношениях значительно более крупной фигурой, превосходя Макиавелли как умом, так и деяниями. Он не был просто приверженцем царя, смиренным советником всемогущего повелителя. Его образ предстает перед нами в старинной индийской пьесе "Мудра-Ракшаса", посвященной этому периоду. Бесстрашный и хитрый, гордый и мстительный, никогда не прощавший обид и во всем преследовавший свои цели, не гнушавшийся никакими средствами, чтобы обмануть и победить врага, он держал в своих руках бразды государственного правления и смотрел на правителя скорее как на любимого ученика, чем на повелителя. Нетребовательный и воздержанный в повседневной жизни, равнодушный к блеску и пышности своего высокого положения, он, выполнив свой обет и достигнув цели, хотел удалиться от дел, чтобы, подобно брахману, вести созерцательный образ жизни.

Ни перед чем не остановился бы Чанакья ради достижения своей цели; он не отличался щепетильностью, но в то же время обладал достаточной мудростью, чтобы понимать, что негодными средствами можно загубить все дело. Задолго до Клаузевица* он, по сообщениям некоторых источников, сказал, что война есть лишь продолжение политики государства другими средствами. Но, добавлял он, война должна всегда служить более широким целям политики, а не быть самоцелью. Задача государственного деятеля - укрепить положение государства в результате войны, а не просто нанести поражение врагу и уничтожить его. Если война влечет за собой гибель обеих сторон, это означает банкротство государственной политики. Войну следует вести с помощью оружия, но гораздо более важной, чем сила оружия, является высшая стратегия, которая подрывает дух врага, разлагает его силы и приводит их к крушению или же неизбежно обрекает на поражение еще до того, как совершено вооруженное нападение. Каким бы беззастенчивым и непреклонным ни был Чанакья в достижении своей цели, он никогда не забывал, что лучше привлечь на свою сторону умного и благородного врага, чем сокрушить его. Свою последнюю победу он одержал тем, что, предварительно посеяв раздоры в рядах врага и обеспечив себе победу, побудил Чандрагупту, как гласит история, проявить великодушие по отношению к своему сопернику. Говорят, что Чанакья сам вручил эмблему своего высокого поста министру этого соперника, ибо на него произвели глубокое впечатление ум и преданность министра своему бывшему повелителю. Таким образом, это драматическое повествование заканчивается не горечью поражения и унижения, а примирением и закладкой прочного и устойчивого фундамента государства, которое не только победило, но и привлекло на свою сторону главного врага.

* (Клаузевиц, Карл (1780-1831) - немецкий военный теоретик и историк.)

Держава Маурья поддерживала дипломатические отношения с греческим миром - как с Селевком и его преемниками, так и с Птолемеем Филадельфом. Эти отношения строились на простой основе взаимных торговых интересов. Страбон рассказывает нам, что река Окс* в Средней Азии служила звеном важной цепи, по которой индийские товары доставлялись через Каспийское и Черное моря в Европу. В III веке до н. э. это был оживленный торговый путь. В то время Средняя Азия была богата и плодородна. Спустя тысячу с лишним лет земли там начали высыхать. В "Артхашастре" упоминается, что "в царской конюшне стояли арабские скакуны".

* (Окс - древнее название Амударьи. Греки познакомились с рекой Окс во время похода Александра Македонского в Бактрию и Согдиану в 329-328 гг. до н. э.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"