предыдущая главасодержаниеследующая глава

Жизнь и труд в древней Индии

Ученые и философы проделали немалую работу для того, чтобы проследить развитие философского и метафизического мышления в древней Индии. Много было сделано и для составления хронологии исторических событий и, в общих чертах, политических карт той эпохи. Но до сих пор предпринято мало усилий для того, чтобы исследовать социальные и экономические условия тех дней, выяснить, как жили и трудились эти люди, что они производили и как, каким образом велась торговля. Сейчас этим важным вопросам уделяется большое внимание, и уже вышло в свет несколько трудов индийских ученых и одна работа американского историка. Но предстоит сделать еще очень много. Сама "Махабхарата" является сокровищницей социологических и других данных о жизни древней Индии, и многие другие книги дадут, несомненно, полезные сведения. Но изучать их нужно критически, под определенным углом зрения. Одной из бесценных в этом отношении книг является "Артхашастра" Каутильи, написанная в IV веке до н. э., где приводятся подробные данные о политической, социальной, экономической и военной организации империи Маурья.

Более раннее описание, уводящее нас к добуддийскому периоду в Индии, содержится в сборнике джатак. Свою нынешнюю форму джатаки получили уже после Будды. Джатаки, которые, как полагают, рассказывают о прежних воплощениях Будды, стали важной частью буддийской литературы. Но события, о которых они рассказывают, относятся, очевидно, к значительно более раннему времени. Джатаки повествуют о добуддийском периоде и дают нам много ценных сведений о жизни в Индии в те времена. Профессор Рис Дэвиде охарактеризовала их как самые древние, самые полные и самые значительные из всех известных сборников фольклора. Джатаки являются источниками и многих позднейших сборников басен и рассказов, созданных в Индии и проникших в Западную Азию и Европу.

Джатаки относятся к периоду, когда происходило окончательное слияние двух главных рас Индии - дравидов и ариев. Они рассказывают о "многообразном и хаотическом обществе, которое довольно трудно поддается классификации и в организации которого в ту эпоху не могло быть и речи о наличии кастового принципа"*. Можно сказать, что джатаки представляют народные сказания в отличие от жреческих, или брахманских, а также сказаний кшатриев, или правящего класса.

* (Fick Richard. The Social Organization in North-East India in Buddha's Time. Calcutta, 1920, p. 286. Более новой книгой, основанной главным образом на джатаках, является книга Mehta Ratilal. Pre-Buddhist India. Bombay, 1939. Большинство приводимых здесь фактов я заимствовал из этой последней книги.)

Имеются хронологии и генеалогии различных государств и их правителей. Титул правителя, первоначально присваивавшийся, становится наследственным в соответствии с правом первородства. Женщины лишены права престолонаследия, но имеются исключения. Как и в Китае, правитель считается ответственным за все бедствия. Если что-нибудь неладно, вина ложится на правителя. Существовал совет министров, и встречаются также упоминания о какого-то рода государственном собрании. Тем не менее правитель был самодержавным монархом, хотя ему и приходилось действовать в установленных рамках. Верховный жрец занимал видное положение при дворе как советник и лицо, ведавшее религиозными церемониями. Имеются упоминания о народных восстаниях против несправедливых и деспотичных правителей, которые иногда платили жизнью за свои преступления.

Сельские собрания пользовались некоторой степенью автономии. Главным источником доходов была земля. Поземельный налог представлял собой, по-видимому, долю урожая, причитавшуюся правителю, и обычно, хотя и не всегда, уплачивался натурой. Вероятно, этот налог составлял одну шестую часть продукции. Это была по преимуществу сельскохозяйственная цивилизация, и основной административной единицей являлась самоуправляющаяся деревня. В основе политической и экономической структуры лежали сельские общины, объединявшиеся в десятки и сотни. Широкое распространение получили садоводство, разведение скота и молочное хозяйство. В стране было много садов и парков, а фрукты и цветы пользовались большим спросом. Упоминаются названия многих цветов. К числу излюбленных фруктов относились плоды манго, фиги, виноград, пизанг и финики. В городах было, очевидно, много лавок зеленщиков и торговцев фруктами и цветами. Индийский народ, как и в наши дни, питал пристрастие к цветочным гирляндам.

Распространенным занятием была охота - главным образом как источник получения продуктов питания. Широко употреблялись в пищу мясо, птица и рыба. Высоко ценилась оленина. Существовали бойни, и был развит рыбный промысел. Однако главными продуктами питания были рис, пшеница, просо и кукуруза. Сахар добывался из сахарного тростника. Молоко и молочные продукты высоко ценились, как и в наши дни. Имелись винные лавки, и вино перегонялось, вероятно, из риса, фруктов и сахарного тростника.

Осуществлялась добыча металлов и драгоценных камней. В числе металлов упоминаются золото, серебро, медь, железо, свинец, олово и бронза. Среди драгоценных камней были алмазы, рубины, кораллы, а также жемчуг. Имеются упоминания о золотых, серебряных и медных монетах. Существовали торговые общества, и практиковалось предоставление ссуд под проценты.

Среди производившихся товаров были шелк, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, одеяла и ковры. Процветали и получили широкое распространение прядильное, ткацкое и красильное производство. Оружейники ковали оружие. Строители применяли камень, дерево и кирпич. Плотники изготовляли различную мебель и другие изделия, включая телеги, колесницы, суда, кровати, стулья, скамьи, шахматы, игрушки и т. д. Плетельщики плели из тростника циновки, корзины, веера и зонты. В каждой деревне были горшечники. Из цветов и сандалового дерева добывались благовония, масла и другие продукты парфюмерии, включая сандаловую пудру. Изготовлялись также различные лекарства и снадобья, а тела покойников иногда подвергались бальзамированию.

Помимо перечисленных мастеров и ремесленников, упоминаются также другие профессии: учителя, врачи и хирурги, купцы и торговцы, музыканты, астрологи, зеленщики, актеры, танцоры, бродячие жонглеры, акробаты, владельцы кукольных театров, разносчики.

Домашнее рабство было, по-видимому, довольно распространенным явлением, но сельскохозяйственные и другие работы выполнялись силами наемных рабочих. Было даже некоторое количество неприкасаемых - так называемых чандала,- главным занятием которых была уборка трупов.

Известное значение к тому времени приобрели торговые общества и ремесленные гильдии. "Появление торговых обществ,- пишет Фик,- возникавших отчасти в силу экономических причин, в интересах лучшего помещения капитала и содействия торговым связям, а отчасти для защиты законных интересов своего класса, несомненно, относится к раннему периоду индийской культуры". В джатаках говорится о существовании восемнадцати ремесленных союзов, но фактически упоминаются только четыре: плотники и каменщики, кузнецы, кожевники и маляры.

Упоминания о торговых и ремесленных организациях содержатся даже в эпических поэмах. В "Махабхарате" говорится: "Защитой корпорациям (гильдиям) служит союз". Говорится также, что "купеческие гильдии обладали такой властью, что правителю не разрешалось вводить никаких законов, не угодных этим торговым союзам. Главы гильдий упоминаются сразу вслед за жрецами, как достойные особого благоволения правителя"*. Старшина купцов шрештхи (современное "сетх") пользовался весьма значительным авторитетом.

* (Hopkins Е. Washburn. Cambridge History of India, vol. 1, p. 269.)

Джатаки свидетельствуют о существовании одного довольно необычного явления, а именно - создания специальных поселений или деревень для людей, занимавшихся определенным ремеслом. Так, например, существовала деревня плотников, состоявшая, как указывается, из тысячи семейств, деревня кузнецов и т. д. Эти специализированные деревни располагались обычно неподалеку от города, который поглощал их продукцию, в свою очередь снабжая их различными предметами первой необходимости. Вся деревня работала, по-видимому, на кооперативных началах и выполняла большие заказы. Вполне вероятно, что из этой обособленной жизни и специализации труда и развилась кастовая система. Примеру брахманов и знати последовали мало-помалу ремесленные корпорации и купеческие гильдии.

Большие дороги с постоялыми дворами, а кое-где и с больницами для путников покрывали Северную Индию и связывали отдаленные части страны. Торговля процветала не только в самой стране, но и между Индией и иностранными государствами. Около V века до н. э. в Мемфисе (Египет) существовала колония индийских купцов, о чем свидетельствуют найденные там лепные бюсты индийцев. Индия вела, вероятно, торговлю и с островами Юго-Восточной Азии. Для морской торговли нужен был торговый флот, и ясно, что в Индии строились суда как для внутренних водных путей, так и для дальних плаваний. В эпосе упоминается о том, что "прибывавшие издалека купцы" платили судовые пошлины.

Джатаки изобилуют упоминаниями о путешествиях купцов. Купеческие караваны направлялись на запад через пустыни к морскому порту Броч и на север в Гандхару и Среднюю Азию. Из Броча суда плыли к Персидскому заливу и в Вавилон (Баверу).

Оживленное движение шло по рекам, и, согласно джатакам, суда направлялись из Бенареса, Патны, Чампы (Бхагалпура) и других мест к морю и затем в южные порты, а также на Цейлон и в Малайю. В старых тамильских поэмах рассказывается о богатом порте Каверипаттинаме на реке Кавери в Южной Индии, который был центром международной торговли. Эти суда были, должно быть, довольно вместительны, так как в джатаках сказано, что на одно из таких судов взошли "сотни" купцов и эмигрантов.

В "Милинде" (это произведение относится к I веку н. э.; Милинда - греко-бактрийский царь Северной Индии, ставший ревностным последователем буддизма) говорится: "Ибо судовладелец, разбогатевший благодаря взиманию платы за фрахт в каком-нибудь морском порту, сможет пересечь открытое море и отправиться в Вангу (Бенгалию), Такколу, Китай, Севиру, Сурат, Александрию, к Коромандельскому берегу, в Дальнюю Индию или в любое другое место, где скопляются суда"*.

* (Цитата из С. A. F. Rhys Davids в книге: Cambrige history of India, vol. 1, p. 212.)

Индия вывозила "шелка, муслин, тонкую шерсть, ножевые изделия и доспехи, парчу, вышивки и ковры, благовония и лекарства, слоновую кость и поделки из нее, драгоценности и золото (изредка - серебро). Это были главные предметы торговли, которую вели купцы"*.

* (Davids Rhys. Buddhist India, p. 98.)

Индия, или, вернее, Северная Индия, славилась оружием: мечами и кинжалами из высококачественной стали. В V веке до н. э. большой отряд индийских войск, состоявший из кавалерии и пехоты, сопровождал персидскую армию в Грецию. В знаменитой персидской эпической поэме "Шах-наме" Фирдоуси говорится, что, когда Александр вторгся в Персию, персы спешно послали в Индию за мечами и другим оружием. До появления ислама арабы называли меч "муханнад", что означает "из Хинда" или "индийский". Это слово до сих пор употребляется в разговорном арабском языке.

Древняя Индия добилась, очевидно, больших успехов в обработке железа. Близ Дели высится огромная железная колонна, ставящая в тупик современных ученых, которые не могут определить способ ее изготовления, предохранивший железо от окисления и других воздействий атмосферы. Надпись на колонне сделана письмом времен Гупта*, которое было в употреблении с IV по VII век н. э. Однако, по мнению некоторых ученых, сама колонна относится к более раннему периоду, надпись же появилась на ней позже.

* (Времена Гупта - имеется в виду империя Гунтов, существовавшая в ИНДИИ В IV - V вв. н. э.)

Вторжение Александра в Индию в IV веке до н. э. считается, с военной точки зрения, незначительной операцией. Это был скорее рейд через границу и притом рейд не очень успешный. Александр натолкнулся на такое стойкое сопротивление со стороны вождя одного из пограничных племен, что ему пришлось отказаться от своего намерения продвинуться в глубь Индии. Если вождь небольшого племени мог оказать такое сопротивление, то чего же надо было ожидать от более обширных и могущественных царств, расположенных дальше к югу? Это, вероятно, и послужило главной причиной того, что армия Александра воспротивилась продвижению вперед и настояла на возвращении.

Насколько велика была военная мощь Индии, стало очевидным вскоре же после возвращения Александра и его смерти, когда Селевк* попытался предпринять новое вторжение. Он был разбит и отброшен Чандрагуптой. У индийских армий было тогда одно преимущество, которого не имели другие. Это преимущество состояло в обладании обученными боевыми слонами, которых можно сравнить с современными танками. Селевк Никатор приобрел в Индии 500 таких боевых слонов для похода против Антигона в Малой Азии в 302 году до н. э., и, по словам военных историков, эти слоны сыграли решающую роль в сражении, которое закончилось смертью Антигона и бегством его сына Деметрия.

* (Селевк - полководец Александра Македонского, после смерти которого управлял обширными территориями в Азии, Шастры - жанр религиозной и научной литературы.)

Существуют книги об обучении слонов, о коневодстве и т. д. Каждая из таких книг называется шастра. Это слово приобрело значение "писания" или "священного писания", но оно применялось по отношению ко всякого рода знаниям и наукам, от математики до танцев. В сущности, четкой линии, которая отделяла бы религиозные знания от светских, не было. Они переплетались между собой, и предметом исследования служило все, что казалось полезным для жизни.

Возникновение письменности в Индии относится к очень отдаленным временам. На древней керамике эпохи неолита имеются надписи письмом брахми. Письмена, обнаруженные в Мохенджо-Даро, до сих пор не расшифрованы полностью. Надписи па брахми, открытые на всей территории Индии, несомненно представляют собой основное письмо, из которого возникли деванагари и другие индийские шрифты. Некоторые из надписей Ашоки написаны буквами брахми, другие, на северо-западе,- письменами кхарошти.

Еще в VI или VII веке до н. э. Панини написал свою большую грамматику санскритского языка*. Он упоминает о более ранних грамматиках, так как в его время санскритский язык сложился и стал языком непрерывно развивающейся литературы. Книга Панини представляет собой нечто большее, чем простая грамматика. Советский профессор Ф. Щербатской из Ленинграда назвал ее "одним из величайших творений человеческого разума". Панини до сих пор остается признанным авторитетом в области санскритской грамматики, хотя последующие ученые дополняли ее и давали свои толкования. Интересно отметить, что Панини упоминает о греческих письменах. Это свидетельствует о том, что какие-то связи между Индией и греками существовали задолго до появления Александра на Востоке.

* (Кит и некоторые другие относят время жизни Панини примерно к 300 году до н. э., но большинство специалистов склоняется к мнению, что Панини жил и писал в добуддийский период.)

Особенное развитие получила астрономия, которая часто сливалась с астрологией. Имелись медицинские книги и больницы. Легендарным основоположником индийской медицины считается Дханвантари. Однако наиболее известные древние руководства относятся к первым векам христианской эры. Это труды Чарака о терапии и Сушруты о хирургии. Предполагается, что Чарак был придворным врачом царя Канишки*, столица которого находилась на северо-западе. В этих руководствах перечисляется большое количество болезней и методов их диагностирования и лечения. В них говорится о хирургии, акушерстве, ваннах, диете, гигиене, кормлении детей и медицинском образовании. Метод обучения был практический, и в ходе обучения хирургии применялось вскрытие трупов. Сушрута упоминает о множестве хирургических инструментов и операций, включая ампутацию конечностей, операцию брюшной полости, кесарево сечение, удаление катаракты и т. п. Раны стерилизовались посредством окуривания. В III или IV веке до н. э. имелись также лечебницы для животных. Здесь, вероятно, сказалось влияние буддизма и джайнизма с их проповедью ненасилия.

* (Канишка - один из наиболее сильных правителей Кушанской империи (первая четверть II в. н. э.).)

Ряд открытий исторической важности был сделан древними индийцами в области математики. В частности, они ввели в обиход нуль и знак минуса, изобрели десятичную систему счисления, применили буквы алфавита в алгебре для обозначения неизвестных величин. Даты этих открытий трудно установить, так как между открытием и его практическим применением всегда имеется большой разрыв во времени. Но совершенно ясно, что начатки арифметики, алгебры и геометрии были заложены в древнейший период. Число "десять" было положено в основу счисления в Индии еще в эпоху "Ригведы". У древних индийцев было необычайно развито чувство времени и чисел. Они имели длинный ряд названий для очень больших чисел. У греков, римлян, персов и арабов, очевидно, не было терминов для обозначения чисел свыше тысячи или, самое большое, мириад (104 = 10 000). В Индии же имелось 18 специальных наименований (1018) и встречались даже более длинные перечни. В сказании о раннем периоде учения Будды говорится, что он ввел наименования для чисел до 1050.

С другой стороны, применяется мельчайшее деление времени, наименьшая единица которого составляла примерно одну семнадцатую секунды, а наименьшая линейная мера представляла нечто близкое к 1,37×7-10 дюйма. Правда, все эти большие и малые величины были, несомненно, только теоретическими и использовались в философских целях. Тем не менее, в отличие от других древних народов, древние индийцы имели глубокое понятие о времени и пространстве. Они мыслили широкими масштабами. Даже их мифология имеет дело с периодами в сотни миллионов лет. Огромные периоды, которыми оперирует современная геология, или астрономические расстояния до звезд не поразили бы их. Именно поэтому дарвинская и другие аналогичные теории не могли вызвать в Индии того смятения и потрясения умов, которые они породили в Европе в середине XIX века. Сознание европейских народов привыкло к историческим периодам, не превышающим несколько тысячелетий.

В "Артхашастре" приводятся единицы мер и весов, которые были в ходу в Северной Индии в IV веке до н. э. На рынках тщательно следили за точностью весов.

В эпический период встречаются частые упоминания о лесных университетах, расположенных неподалеку от города, в которых учащиеся собирались вокруг известных ученых, чтобы получить практическую подготовку и образование по различным предметам, в том числе и военную подготовку. Предпочтение, которое отдавалось этим лесным университетам, объяснялось желанием избежать соблазнов городской жизни и дать учащимся возможность вести дисциплинированную и целомудренную жизнь. После нескольких лет такого обучения они возвращались домой и вели жизнь семьянина и гражданина. Вероятно, в лесных университетах обучались небольшие группы, хотя имеются указания, что известные учителя привлекали большое число учеников.

Бенарес всегда слыл колыбелью просвещения, и даже во времена Будды он уже прославился как средоточие учености. В Оленьем парке близ Бенареса Будда произнес свою первую проповедь. Однако Бенарес, видимо, никогда не был чем-либо похожим на университет, подобно тем университетам, которые существовали тогда и позже в других частях Индии. Там было множество групп, состоявших из учителя и его учеников, и часто между соперничавшими группами велись яростные диспуты и споры.

Однако на северо-западе, близ современного Пешавара, в Такшашиле или Таксиле, находился древний знаменитый университет. Он особенно прославился как центр науки, главным образом медицины, и искусств, и туда стекались люди из отдаленных районов Индии. В джатаках нередко рассказывается о том, как сыновья знати и брахманы без всякой свиты и оружия отправлялись в Таксилу, чтобы получить там образование. Вероятно, туда приезжали также учащиеся и из Средней Азии и Афганистана, чему способствовало удобное расположение университета. Окончить Таксилу считалось весьма почетным. Врачи, учившиеся на медицинском факультете, были весьма почитаемы, и рассказывают, что всякий раз, когда Будда чувствовал себя нездоровым, его последователи приводили к нему знаменитого врачевателя, окончившего Таксилу. Там же учился и великий грамматик Панини.

Таким образом, Таксила был добуддийским университетом и оплотом брахманской науки. В буддийский период он стал также центром буддийской учености и привлекал учащихся-буддистов из всех уголков Индии и из-за границы. Это была цитадель культуры в Северо-западной провинции государства Маурья.

Юридическое положение женщин, согласно законам Ману*, было плачевным. Они всю жизнь от кого-либо зависели: от отца, мужа или сына. Закон почти приравнивал женщин к движимому имуществу. Тем не менее, судя по многочисленным эпизодам в эпических поэмах, этот закон применялся не очень строго, и женщины занимали почетное место в семье и обществе. Сам древний законодатель Ману говорит: "Боги обитают там, где чтут женщину". Мы не встречаем упоминаний о том, что в Таксиле или других древних университетах обучались женщины, но некоторые из них несомненно где-то учились, так как неоднократно попадаются упоминания об образованных женщинах. В более поздние эпохи также был ряд видных ученых-женщин. Каким бы плохим ни было, с точки зрения современных норм, юридическое положение женщины в древней Индии, оно было гораздо лучше, чем положение женщины в Древней Греции и Риме в период раннего христианства, а также, согласно каноническому праву, в средневековой Европе и вплоть до сравнительно современной эпохи - до начала XIX столетия.

* (Maнy - мифический мудрец, прародитель людей, которому приписывается авторство одного из известнейших сборников законов - "Законы Ману" (V в. до н. э.), закрепивших идеологию брахманизма.)

Толкователи законов, начиная с Ману, упоминают о различных формах делового сотрудничества. Ману говорит главным образом о жречестве; Яджнявалкья включает также торговлю и земледелие. Более поздний автор Нарада заявляет: "Убытки, расходы и прибыли каждого компаньона равны, больше или меньше убытков, расходов и прибылей других компаньонов в зависимости от того, является ли вложенная им доля равной, большей или меньшей. Хранение, питание, сборы пошлины, убытки, стоимость перевозки, расходы по содержанию должны оплачиваться каждым компаньоном в соответствии с условиями соглашения".

Очевидно, Ману представлял себе государство как небольшое царство. Эта концепция, однако, развивалась и менялась, что привело в IV веке к образованию обширной империи Маурья и широким связям с греческим миром.

Греческий посол в Индии в IV веке до н. э. Мегасфен полностью отрицает существование рабства в Индии. Однако в этом он заблуждается, так как в Индии были, несомненно, домашние рабы, и в индийских книгах того времени имеются ссылки на улучшение участи рабов. Ясно, однако, что рабство не было широко распространено и отсутствовала практика использования партий рабов на работах, как это было принято во многих странах. Это, возможно, и побудило Мегасфена сделать вывод о полном отсутствии рабства. Закон устанавливал, что "арий никогда не должен быть обращен в рабство". Кто в точности был или не был арием, сказать трудно, но к этому времени термин "арий" стал обозначать все четыре основные касты, в том числе и шудр, за исключением неприкасаемых.

В Китае в раннюю эпоху династии Хань рабы также использовались прежде всего на домашней работе. В сельском хозяйстве или на крупных работах их труд не получил широкого применения. И в Индии, и в Китае домашние рабы составляли очень небольшой процент населения, и в этом отношении между индийским и китайским обществом, с одной стороны, и современным им греческим или римским обществом, с другой, существовала огромная разница.

Что являли собой индийцы в те далекие времена? Нам трудно представить себе эпоху, столь отдаленную и столь отличную от нашей эпохи, и все же на основании разнообразных сведений, которыми мы располагаем, можно составить о ней некое смутное представление. Это был беззаботный народ, уверенный в себе и гордый своими традициями, народ, блуждавший в поисках таинственного, выдвигавший много вопросов, касавшихся природы и человеческой жизни, народ, придававший большое значение созданным им нормам и ценностям, но легко и радостно принимавший жизнь и встречавший смерть без особой боязни. Греческий историк Арриан*, описавший поход Александра в Северную Индию, был поражен этой беззаботностью. "Ни один народ,- пишет он,- не питает большей любви к танцам и песням, чем индийский".

* (Арриан - греческий историк и писатель (между 95 и 175 гг. н. э.), автор описания Индии.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"