предыдущая главасодержаниеследующая глава

На Севере Индии


Маршрут по северным районам Индии мы совершили полностью наземным путем, разместившись в нескольких легковых автомобилях. Нашими шоферами были сикхи.

Сикхи славятся в Индии своей смелостью и считаются прекрасными летчиками и шоферами. В их водительском мастерстве нам очень скоро пришлось убедиться. Стрелка циферблата указателя скорости часто стояла на цифрах 65—80 — это в милях, значит, скорость движения в километрах достигала более 100 и даже почти 130!

Мы выехали из Дели рано утром, когда кругом все было окутано туманом. Постепенно туман рассеялся, и можно было наблюдать уже знакомый ландшафт окультуренной саванны: поля и среди них деревья с зонтичной и широкой раскидистой кроной.

Интересен в этой части Индии способ орошения, не встречавшийся нам в других районах Индии: по кругу ходил верблюд, приводя в движение механизм для орошения. Основу этого устройства составляет большое вертикальное колесо с черпаками.

На полях много сахарного тростника. Им же были наполнены попадавшиеся по пути повозки.

Почва здесь супесчаная, в понижениях местами виднеются белые выцветы солей.

Шоссе, по которому мы едем, проложено по трассе древнего пути, ведущего из Агры в Кабул. В стороне от дороги привлекают внимание необычные каменные столбы, оказывается, они указывают расстояние на этом древнем пути. Вдоль дороги деревья, а вокруг расстилаются поля... Несмотря на сплошную распашку территории, много птиц. Их странно видеть в столь обжитых местах. Вот на столбе сидит какой-то громадный хищник, а там, у самой дороги, стоит павлин — самец с ярким синим оперением и хохолком на голове. Как все здесь своеобразно!

Пересекли канал, несущий воду из реки Сатледж, и, свернув с основной магистрали в сторону, въехали в поселок Нилокери. Это новый поселок, построенный в 1947 г. беженцами из Западного Пакистана. Строятся такие поселки для переселенцев из мусульманских районов Западного Пакистана по правительственному плану и на общественные средства.

Поселок считается образцовым: в нем школы и курсы-колледжи, готовящие «работников сельского масштабу». Нас провели в помещение такого колледжа. Интересно, что он имеет не только местное значение, в него присылают учиться и из других штатов страны.

Директор колледжа рассказал нам о задачах учебных заведений Нилокери.

Добившись независимости, Индия получила в наследство от английских колонизаторов не только крайнюю отсталость в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Эта отсталость выражается как в примитивности обработки земли и орошения, низкой продуктивности полеводства и животноводства, так и в малом распространении грамотности среди тружеников полей.

Созданием подобных образцовых пунктов, как Нилокери, и специальных школ и курсов при них индийское правительство пытается поднять инициативу крестьянства и уровень его развития, привить новые навыки в жизни сельских общин*.

* (Общинные проекты—попытка модернизировать индийскую деревню без решительной аграрной реформы.)

Новая система управления сельским хозяйством предусматривает подразделение административных районов страны на сельские подрайоны, «блоки», охватывающие до 35 деревень с общим количеством населения до 70 тысяч. Во главе такого подрайона ставится особый чиновник, — «блокофисер», руководитель «блока», подчиняющийся непосредственно руководителю административного района, который в свою очередь подчиняется главному министру штата. В подчинении у блокофисера находятся руководители групп деревень, объединяющих по 7 деревень. Они являются советниками деревенских общин. Кроме того, на селе имеются руководители культурно-массовой работы.

Аудитория, в которой нам дают объяснения, принадлежит курсам, готовящим руководителей групп деревень.

Курсы с двухгодичным сроком обучения. Полтора года отводится овладению сельскохозяйственными науками, полгода — на изучение санитарии и гигиены и других сведений, необходимых для руководства на селе. Теоретическое обучение сопровождается практикой, учащиеся проходят месячную стажировку в селах.

Нам сказали, что таких курсов, как в Нилокери, насчитывается по стране 68.

Подготовка сельских кадров осуществляется на правительственные ассигнования. Учащиеся направляются на курсы правительствами штатов, обеспечиваются стипендией и бесплатным общежитием. Нам показали общежитие, классную комнату, мастерские школы, где обучают плотничьему, столярному, кузнечному и слесарному делу. В мастерской находятся орудия труда и их модели наглядные пособия, а также предметы, изготовленные самими учащимися.

Выехав из селения, мы свернули опять на главную асфальтированную магистраль. Проехали город Амбала.

...В далекой дымке видны предгорья, по характеру вершинной поверхности и расчленению склонов они похожи на среднеазиатские адыры. Это предгорья Гималаев. За ними едва вырисовывается более высокая горная цепь Сивалик, южная передовая цепь Гималаев. Над горами плывут легкие облака.

Проезжаем по деревянному мосту через какую-то речку. Рядом с мостом паром, им пользуются при речных разливах во время муссонных дождей. Промелькнули баньяновые деревья, группы финиковых пальм. Быстро приближаемся к гималайским предгорьям. Вот уже различимы желтоватые отвесные обрывы осадочных пород, сходные с лёссовыми толщами среднеазиатских предгорий. Перед ними пойма речной долины.

Вернулись немного обратно и свернули на дорогу ведущую в Чандигарх.

Всюду поля риса и сахарного тростника. Яркой зеленью выделяются молодые всходы пшеницы. Довольно однообразный пейзаж украшают финиковые пальмы.

После полудня прибыли в Чандигарх, столицу Восточного Пенджаба (индийского штата Пенджаб). Это самая молодая из столиц 14 штатов Индии. До 1947 г столицей Пенджаба был город Лахор, при разделе страны отошедший к Пакистану. Правительство Восточного Пенджаба обосновалось в Симле, но уже с 1947—1948 гг. началась подготовка строительства новой столицы. Главный архитектор города — французский архитектор Корбюзье, под его руководством осуществлена общая планировка Чандигарха и по его проекту построены самые крупные здания в городе —Дом правительства штата и Верховный суд.

Чандигарх. Здание правительства штата Пенджаб
Чандигарх. Здание правительства штата Пенджаб

Как выглядит город? Это громадная ровная площадь, частично застроенная домами в современном стиле, преобладают небольшие стандартные жилые строения, не более чем в два этажа.

Мы побывали в здании Верховного суда.

Снаружи оно выглядит очень необычно: над его крышей возведен тяжелый и громадный бетонный щит — теневой экран, защищающий здание от прогревания солнечными лучами. Вся конструкция рассчитана на то, чтобы в здании было больше солнечного света и воздуха и вместе с тем прохладно. Для этого, помимо верхнего щита, устроены солнце отражатели и другие детали, способствующие циркуляции воздуха.

Но и в этом самом современном индийском городе тоже есть типичный восточный базар с «открытой» уличной торговлей.

Чандигарх расположен недалеко от гималайских предгорий. За городом четко выделяется гребень Сиваликской цепи, довольно ровный, лишь слегка зазубренный, причем в нем заметны поперечные несимметричные уступы вроде куэст, образовавшиеся в результате пологого наклона слоев в одну сторону.

Ознакомившись с Чандигархом, мы продолжали свой маршрут дальше на север, в район Бхакра-Нангальского гидротехнического узла на реке Сатледж.

Финиковые пальмыувозле сикхского храма Анандпур-Сахеб
Финиковые пальмыувозле сикхского храма Анандпур-Сахеб

Вновь бесконечные поля сахарного тростника, у дороги цветущие канделябровидные молочаи... Желтые и желто-красные крупные лепестки их больших цветков на концах узких колючих стеблей напоминают листья. Рядом с дорогой растут баньяны, на полях — деревья манго, много акаций с зонтиковидной кроной. Изредка попадаются финиковые пальмы.

Проехали через магистральный канал с цементированными откосами бортов. Характерная черта нынешней Индии наряду с довольно примитивными способами орошения встречаешь вполне современные ирригационные сооружения. Контрасты старого и нового на каждом шагу.

За рекой видны лёссовые обрывы палево-розоватого оттенка, красиво обрамленные зеленью кустов и деревьев. Далее по дороге, над следующей рекой поднимается еще лёссовый обрыв с очень живописными столбами размыва. Такие столбы характерны для лёссовых толщ. Размыв края лёссовой террасы сопровождается раскалыванием по вертикальным трещинам и обваливанием породы, в результате остаются «столбы».

Наши машины останавливаются среди живописной рощицы крупных финиковых пальм. Возле них на равнине пожелтевшие заросли «камыша», много зеленых мелколистых колючих деревцев «бери». Это деревце из рода зизифус (Ztzlphus) с мелкими овальными листочками и не очень большими, но чрезвычайно острыми колючками, которыми вооружены стебли в местах прикрепления к ним черешков листьев. Колючки двух родов: более длинные — прямые и короткие — загнутые крючком. Первые только колют, а вторые цепляются и держат неосторожного путника, приблизившегося к невзрачному и безобидному на первый взгляд деревцу или кусту.

Невдалеке от рощи финиковых пальм, над высоким откосом террасы, на краю ее уступа, очень эффектно и необычайно живописно высится индийский храм. Это храм сикхов Анандпур-Сахеб (Anandpur Sahib).

В храме во время нашего посещения шла праздничная служба. По мраморным ступеням мы зашли внутрь храма и сели на пол вместе с присутствующими на богослужении индийцами-сикхами. Сикхский священник, старец с длинной седой бородой, увидев нас, стал вести службу на английском языке. Служба заключалась в демонстрировании присутствующим оружия, олицетворяющего воинственность сикхов. Оружие подносил помощник. Священник показывал оружие и давал пояснения, напоминая о прежних боях и победах сикхов.

Демонстрировались реликвии XVIII в. — обоюдоострый меч, согласно преданию, принадлежавший пророку сикхов, нож, тоже личное оружие сикхского пророка, огнестрельный мушкет, подаренный пророку Моголами, своеобразные пики, которыми сикхи убивали слонов неприятеля, и т. п.

При выходе из храма мы исполнили обряд сикхов — взяли из общей чаши пригоршнями комочки какой-то сладковатой каши и съели их. Общая чаша должна символизировать равенство всех перед богом, отрицание кастовых различий.

Наших курильщиков строго-настрого предупредили, чтобы они не вздумали закурить возле храма. Курение у сикхов считается величайшим грехом, а предложить сикху папиросу — значит нанести ему тяжелое оскорбление.

От сикхского храма мы направились на север, к городу Нангал-Дам.

Дорога шла по равнине. В копаных ямах под маломощным слоем лёсса виднелась речная галька. По сторонам бетонированного магистрального канала, вдоль которого мы ехали, высились галечные насыпи отвалов. Весь канал вырыт в галечнике, и его пришлось зацементировать— галечники свободно фильтруют воду.

Вот перед нами Нангал-Дам. Он вырос в связи с развернувшимся гидротехническим строительством на реке Сатледж.

За городом поднимается передовая гряда Гималаев (горы Сивалик), крутая моноклиналь с сильно вздыбленными слоями. Горы покрыты древесно-кустарниковой растительностью, среди которой в обрывах виднелись обнаженные породы палево-серого цвета.

Река Сатледж у Нангал-Дам образует спокойный водоем. Поднятая расположенной ниже Нангальской плотиной вода затопила стволы стоявших в пойме деревьев.

Мы осмотрели строительство Бхакра-Нангальского гидротехнического узла. Объяснения давал начальник информационного бюро строительства.

Бхакра-Нангальский гидротехнический узел состоит из двух плотин по реке Сатледж: уже действующей невысокой Нангальской плотины, сооруженной по выходе реки из гор на равнину, и строящейся в горном ущелье передовой цепи Гималаев высочайшей в мире плотины Бхакра (Бхакра-Дам). Бхакра-Нангальский гидротехнический узел оросит 10 млн. акров (т. е. 4047 тыс. га) земли. Считают, что это самая большая площадь, которую когда-либо орошали на земном шаре посредством одной плотины.

Засушливые и пустынные территории Пенджаба и Раджастхана получат воду и дадут прекрасные урожаи сахарного тростника, пшеницы, хлопчатника. Наряду с этим плотина Бхакра даст возможность получать электрическую энергию (мощность гидроэлектростанций 1 млн. квт). Бхакра и такие сооружения, как воздвигнутый с помощью советских специалистов металлургический комбинат в Бхилаи и два других строящихся государственных металлургических комбината (Руркела и Дургапур), помогут поднять индийскую промышленность на более высокий уровень.

Строительство Бхакра-Нангальского гидроузла первое крупное строительство Индии после того, как страна стала независимой. 300 инженеров и 8 тыс. квалифицированных рабочих занято на этом строительстве. Индийцы решили отказаться от предложения американцев построить плотину, поставив перед собой задачу самим возвести большие и сложные гидротехнические сооружения. Были привлечены только иностранные эксперты и операторы-крановщики для обучения индийцев. В наше посещение на строительстве уже работало 25 индийцев операторов-крановщиков.

Высота плотины Бхакра 740 футов, т. е. около 225 м*. Для сооружения такой грандиозной плотины в сравнительно мягких податливых и трещиноватых песчаниках с прослоями глины пришлось укреплять основание и углубить плотину на 65—73 м ниже русла реки. Для этого нужно было вынуть 4 млн. куб. м грунта в основании плотины и образовавшийся котлован залить таким же количеством бетона, а в трещины и пустоты скального основания и бортов пришлось из искусственных тоннелей нагнетать цемент. Процесс заливки бетона был механизирован. 800 т его подготовлялось и закладывалось в течение одного часа. Работа шла круглые сутки в 3 смены по 8 часов.

* (Facts and Figures, Bhakra Nangal Project, 1957. )

Чтобы быстрее ввести в действие сооружение, строители решили заполнять водохранилище по мере возведения плотины так, чтобы к моменту окончания строительства оно было уже заполнено*.

* (Сейчас строительство находится в стадии завершения.)

В продольной долине за передовым хребтом Гималаев и в расположенном выше по течению Сатледжа участке поперечной долины создастся искусственное озеро — водохранилище длиною 90 км, площадью 166 кв. км и с запасом воды 3700 млн. куб. м.

Строительство плотины Бхакра ведется на государственные ассигнования, которые исчисляются суммой в 1700 млн. рупий. Эти средства переданы индийским правительством руководству штата Пенджаб, которое должно будет возместить израсходованную на строительство сумму.

Дорога к плотине идет среди обрывов светло-серых песчаников, в которых кое-где видны красно-коричневые глинистые прослои. Задернованные склоны покрыты высокой травой и кустарником.

Далее мы спускаемся по левому борту долины реки Сатледж. Дорога делает крутые повороты и петли — серпантины. На крутом склоне из светло-серых и красно-коричневых слоев породы растет зеленый кустарник. Ущелье поражает крутизной обрывов и осыпных откосов. Дно его занято голубовато-зеленоватой водой Сатледжа.

...Перед нами открылась грандиозная картина строительства плотины, перегородившей поперек ущелье Сатледжа и поднятой уже на очень значительную высоту.

Вверху на рельсах стального моста стоят подъемные краны. Всюду видны конвейеры, подающие материал на вспомогательные сооружения и непосредственно на стройку плотины.

Долина Сатледжа в том месте поперечного ущелья, где она перегораживается плотиной, имеет характерную форму поперечного профиля, которая геоморфологами обозначается как V-образная. Ущелье будет перегорожено плотиной на три четверти его глубины.

В бортах ущелья всюду виден серый песчаник, среди которого ниже плотины прослеживаются красные глины. Слои песчаников наклонены под углом более 45° — это результат молодой неоген-нижнечетвертичной «альпийской» (точнее, «альпийско-гималайской») складчатости.

Песчаники образовались из континентальных песчаных отложений, продукта размыва поднимавшихся севернее Гималайских цепей. Зона складчатости и поднятий постепенно расширялась и в конце концов захватила и край аллювиальной подгорной равнины, на которой наслаивались самые молодые осадки.

Мы в Сиваликских горах. Так именуют сильно расчлененный эрозией южный край полосы невысоких передовых цепей Гималаев в Пенджабе. Зная о молодом (неогеновом) возрасте здешних пород и наблюдая в них интенсивную складчатость, можно, таким образом, воочию убедиться в большой молодости складчатых структур и рельефа Сиваликской зоны.

Сиваликскал цепь Гималаев со стороны равнины Пенджаба. В левой половине снимка на гребне видны уступы типа куэст
Сиваликскал цепь Гималаев со стороны равнины Пенджаба. В левой половине снимка на гребне видны уступы типа куэст

Нам сказали, что подножие барьера плотины находится на высоте около 300 м над уровнем моря, а площадка, где мы стоим, — примерно на 520 м. Это почти на высоте верхнего края плотины (высота плотины, как сказано, 225 м). Я уже заметил, что ущелье будет перегорожено на три четверти его глубины, которая равна, следовательно, 300 м, абсолютная же высота верхних бровок бортов ущелья составляет около 600 м. Все это хорошо увязывается с представлением об общей высоте Сиваликских гор, которые поднимаются до 700—1000 м.

Верхние части склонов ущелья Сатледжа густо поросли древесно-кустарниковой растительностью. Среди нее я различаю дерево ним. Некоторые деревья стоят уже без листьев.

За передовой цепью, разрезаемой поперечным ущельем с плотиной, простирается одна из широких продольных долин — «дунов», расположенных за внешней зоной Сиваликских гор. Здесь будет водохранилище. Под затопление попадают 300 деревень, которые переносятся в другие места. Но пока здесь еще поля...

Долина Сатледжа по, выходе реки из Гималаев. Виденуступ террасы правого берега. Вдали Сиваликские горы, покрытые кустарником и лесом
Долина Сатледжа по, выходе реки из Гималаев. Виденуступ террасы правого берега. Вдали Сиваликские горы, покрытые кустарником и лесом

Из ущелья нам хорошо видно дно долины с руслом Сатледжа. По краям долины высокие террасы (от 50 до 100 м над руслом реки).

За продольной долиной поднимается еще горная гряда, подобная той, в которой мы находимся, а вдали, в голубой дымке, — более высокая горная цепь, относящаяся уже к зоне Малых Гималаев, т. е. к системе передовых хребтов Гималаев с высотами 3500—4000 м и более. По высотам это Кавказские горы, но все же это лишь передовая цепь грандиознейшего горного барьера мира. Оттуда бежит Сатледж, оттуда несут свои воды и другие реки бассейна Инда, оживляющие поля засушливых областей Пакистана и северо-западной Индии.

С большими впечатлениями, полученными от осмотра грандиозного строительства и от ознакомления с зоной передовых хребтов Гималаев, мы возвращаемся в город Нангал-Дам. По пути мое внимание привлекает интенсивное развитие свежих оврагов на внешних склонах предгорий, сложенных теми же серыми песчаниками, что и главная передовая цепь Сивалик, в ущелье которой мы только что осмотрели строительство плотины.

Плотина Нангал-Дам, располагающаяся в 11 км ниже по течению реки Сатледж, там, где она уже вышла из гор на равнину, не имеет ничего общего с высочайшей плотиной Бхакра. Это всего лишь барьер, заграждение для отвода воды Сатледжа в магистральный и распределительный каналы. Интересно, что суммарная длина искусственных каналов, по которым бегут воды Сатледжа, составляет 3 тыс. миль, т. е. более 4800 км, главный же, магистральный (Головной), канал имеет длину 108 миль, т. е. 174 км. Он идет через Пенджаб в сторону Раджастхана, отводя воду Сатледжа к многочисленным ответвлениям, распределяющим ее по засушливым территориям.

Нас подвели к Головному каналу (Бахра), сооруженному в 1954 г. Мимо него мы проезжали по пути сюда.

В том месте, где канал отходит от естественного русла Сатледжа, имеется надпись: «Нангальская оросительная система». Из русла реки вода в него попадает через большой механизированный распределительный щит с рядом отсеков. Поднявшись на плотину Нангал-Дам, мы убедились в том, что сейчас в сухое на равнине и холодное в горах зимнее время года почти вся вода из Сатледжа уходит в канал. Ниже плотины в Сатледже воды почти нет. Немного воды есть лишь в самом правом рукаве русла. Под основанием плотины на 18 м ниже русла реки проходит тоннель.

В районе плотины Нангал-Дам русло Сатледжа сопровождается террасами, пойменной и очень широкими надпойменными. На правом берегу реки к руслу обрываются крутые откосы двух надпойменных террас высотой примерно 18—20 и 35 м. Растущие на верхней террасе деревья кажутся небольшими в сравнении с ее высотой. Бросается в глаза их круглая, а иногда удивительно правильная полу шаровидная крона.

После осмотра плотины Нангал-Дам мы вернулись в город. В этом новом вполне современном городке было все же что-то отличное, свое.

Наше внимание привлек заклинатель змей с двумя кобрами разного вида. Одна была большая, серая, «чешуйчатая», другая поменьше — типичная очковая змея с отчетливым рисунком в виде очков на широком затылке. Змеи плавно покачивались в своем своеобразном танце под аккомпанемент дудочки индийца-заклинателя.

На обратном пути из города Нангал-Дам мы еще раз подробнее смогли осмотреть магистральный канал.

В предвечернем освещении удивительно красивы, прямо сказочны, были «башни» обрыва высокой террасы. Откос ее теперь находился слева от нас, а справа расстилалась бесконечная равнина с полями и разбросанными по ним деревьями.

По дороге навстречу ехали люди на велосипедах и верхом на верблюдах, в повозках, запряженных лошадьми, быками. На быков накинуты сетчатые попоны с узорчатой каймой. Все это составляло очень пестрые и красочные, но в общем медленно передвигавшиеся живые потоки, среди которых машинам приходилось лавировать. Обгоняем всадников на верблюдах, бегущих рысью. На них очень странно смотреть — я привык видеть верблюда, неторопливо идущего своей величавой и плавной поступью.

На площади слева от нашего пути столпился народ. Как нам объяснили наши шоферы, в здешнем населенном пункте был праздник — «фестиваль». Вот почему так было людно на шоссе.

Как память посещения канала Бахра, я везу с собой сорванную при остановке возле него ветку мангового дерева с расположенными пальцеобразно длинными (18 см), но довольно широкими (более 5 см), заостренными на конце толстыми кожистыми листьями, веточки своего старого знакомого дерева ним* и зонтиковидной акации подсемейства мимозовых (Mimosaceae). Веточка акации имеет нежные перистосложные листья с крохотными узкими листовыми пластинками и вооружена острыми прямыми шипами — иглами, которые намного длиннее не только листовых пластинок, но и черешков многих листьев.

* (Именно по сорванным здесь веточкам академик В. Н. Сукачев определил мне дерево ним как дальбергию (Dalbergia), растение из семейства бобовых.)

В Дели мы вернулись уже в полной темноте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"