предыдущая главасодержаниеследующая глава

Столица Индии Дели


Нас встретили в Дели как почетных гостей — каждый был увенчан гирляндой живых цветов, золотистожелтых, бархатистых красно-коричневых, красных и белых. Прибыли мы сюда в канун Нового года.

Путь наш с аэродрома проходил по территории Нового Дели. За уличными фонарями темнели сады, среди них освещенные огнями особняки. Эта часть города отличается просторной застройкой и изобилует зеленью. Здесь находятся посольства и правительственные учреждения, мемориальная арка «Ворота Индии» и рядом с ней большие фонтаны, очень красиво освещенные разноцветными огнями, очевидно в связи с Новым годом.

Через тесные ворота зубчатой каменной стены въехали на территорию города с плотной застройкой и торговыми улицами. Это Старый Дели—собственно Дели, или Шахджаханабад.

Всюду открытые маленькие лавочки, но торговля в них более специализированная, чем в Кабуле, лавки посудные, книжные, и в иных торгуют сладостями, сушеными плодами, консервами.

Проезжаем мимо небольшого здания, очень ярко освещенного гирляндами новогодних огней — белых, желтых, оранжевых. Это национальный индийский ресторан «Моти-Махал», где мы должны были встречать Новый год. К сожалению, сюда нам уже не успеть. Придется посетить этот ресторан и отведать национальные блюда как-нибудь в другой раз.

Через Кашмирские ворота выехали за крепостную зубчатую стену, которой обнесен Старый Дели, и вскоре с проезжей улицы свернули в ворота большой гостиницы.

Мы остановились в гостинице, носящей довольно странное название «Мейденс-отель», т. е. «Отель Дев»; прекрасное большое здание с хорошо оборудованными номерами.

Быстро приведя себя в порядок, мы собрались в одном из номеров гостиницы, чтобы встретить Новый год. На нашем небольшом банкете были индийские гости — представители обслуживавшей нашу поездку фирмы и другие лица. К ужину нам подали национальные индийские угощения. Обстановка была дружественной и непринужденной.

Первый тост был поднят в 12 часов ночи по местному времени, а последний в 3 часа ночи — мы отмечали московский Новый год и после этого разошлись на отдых.

1 января началось наше знакомство с городом.

Мы поехали к месту кремации Ганди, видного политического деятеля Индии. Место кремации находится на обширной площади вне Старого Дели, за его городской стеной.

Жители Дели у живой зеленой изгороди, окружающей место кремации Ганди
Жители Дели у живой зеленой изгороди, окружающей место кремации Ганди

При выходе из автобуса нас окружила толпа жителей индийской столицы. На их лицах сияли приветливые улыбки. В стороне у живой зеленой изгороди бил фонтан. Женщины, одетые в яркие сари, брали из него большими глиняными кувшинами и ведрами воду.

К месту кремации Ганди вела каменная дорожка из плит красно-коричневого и серого песчаника. Площадь украшали цветочные клумбы и грядки, редкие деревья, но основной фон составляла мелкая стриженая травка.

Место кремации представляет четырехугольное плоское возвышение из бетона, обнесенное оградой из красного кирпича с белой решеткой.

Приходящие почтить память Ганди кладут на возвышение венки и гирлянды живых цветов. Кладут их не расстилая, а отдельными кучками.

Почтительно склонившись-над возвышением, сложа Руки в молитве, стоит женщина. В стороне — группа индийских детей и молодежи.

В одну из экскурсий по городу нам показали место, где 30 января 1948 г. был убит Ганди. На том месте поставлен простой светло-серый памятник в виде небольшого обелиска, окруженный решетчатой оградой из красного камня.

Дели. Красный Форт (Лал-Кила)
Дели. Красный Форт (Лал-Кила)

В первый же день нашего ознакомления со столицей Индии мы посетили Лал-Кила — «Красный Форт». Это как бы делийский кремль. Форт окружает высокая зубчатая стена из красного песчаника.

15 августа 1947 г. с площадки высокой стены Красного Форта была провозглашена независимость Индии и на флагштоке над древней цитаделью Дели взвился флаг независимой Индии — крупнейшая английская колония разорвала ненавистные оковы империализма и вступила на путь самостоятельного национального развития. Масса людей собралась у стен древней крепости в тот исторический день. Радостно улыбались люди, веря, что освобождение от оков колониализма несет им счастливое будущее. С тех пор ежегодно здесь отмечается эта памятная дата и каждый раз 15 августа на флагштоке поднимается национальный флаг.

Перед стеной Красного Форта с западной стороны, т. е. со стороны центральных районов Старого Дели, огромное поле зеленой травы. Сюда приходят жители Дели не только погулять, но и просто отдохнуть — свободно посидеть и полежать на траве, а несколько в стороне раскинуты палатки, в которых живут бездомные люди, и кажется, им нет дела до посторонних любопытных взоров. Здесь же бродят белые коровы. Их, однако, можно встретить повсюду на улицах индийской столицы, в том числе и на главных уличных магистралях, на их проезжих частях и на тротуарах.

За первыми входными воротами в крепость возвышается высокая постройка с башнями, сложенная, как и стена, из красного песчаника. Это так называемый барабанный дом, с его башен музыканты возвещали о приезде падишаха. Мы прошли во внутренний двор форта с краснокаменными и мраморными дворцами.

Все постройки (кроме барабанного дома) невысокие, в стиле, характерном для дворцовых строений династии Великих Моголов*. Типичны колонны, подпирающие узорчатые, резные арки, края крыши образуют выступающие вперед козырьки (очевидно для тени и стока воды при дожде). Башни и башенки, тоже с козырьками, увенчаны полушаровидными и более сложной формы куполами.

* (Великие Моголы — династия индийских феодальных государей 1526-1858 гг., основанная Бабуром. Считая Бабура за монгола, современники-европейцы стали называть основанную им династию Великими Монголами. Вследствие искажения произношения слова «монголы» в историческую литературу вошло название «Великие Моголы». )

Красный Форт был сооружен в XVII в. За его могучими крепостными стенами находится дворец могольского падишаха (императора) Шах-Джахана, основателя собственно Дели (Старого Дели), или Шахджаханабада (1628—1658). Знаток Индии географ Спейт пишет, что этот могольский дворец все еще сохранил «величественный вид, несмотря на варварское обращение с ним персов, афганцев, маратхов и англичан»*. Дворец строился в течение 10 лет (1632—1642). Позднее сыном Шах-Джахана Аурангзебом внесены некоторые дополнения в архитектуру строений дворцового сада.

* (О. Х. К. Спейт. Индия и Пакистан, М., 1957, стр. 513. )

Одно из главных дворцовых зданий — Диуан-Ам (Диван-и-Ам) — зал аудиенций. От барабанного дома к нему ведет прямая дорожка. Диуан-Ам сравнительно небольшое здание, только с одной, задней, стороны имеющее глухую стену, с трех остальных — колоннады. Построено оно из красного мелкозернистого песчаника и выдержано в очень строгом стиле: тройной ряд колонн, резные арки, прямые горизонтальные линии крыши с козырьком, по бокам на ней, справа и слева, — две башенки. В зале аудиенций падишах принимал послов.

Красный Форт. Одно из дворцовых зданий — Диуан-Ам
Красный Форт. Одно из дворцовых зданий — Диуан-Ам

Краснокаменные строения и ведущие к колоннаде ступени, дорожка из красного песка, окаймленная красным камнем, — все это очень красиво на фоне зеленой травы и деревьев; двор Красного Форта с дворцовыми строениями и зеленью — прекрасный парк.

За колоннадой, против центральной арки, возвышается высеченный из белого мрамора трон, на котором восседал Шах-Джахан. Он известен также как «строитель» знаменитого Тадж-Махала в Агре, сооруженного в честь любимой жены Мумтаз Махал. Впрочем, «строителем» его называют по традиции буржуазной зарубежной литературы.

Талантливый индийский народ — вот действительный строитель этих прекрасных памятников.

Из зала аудиенций мы направляемся к бассейну с фонтаном. Весь бассейн сделан из одного куска белого мрамора.

Красный Форт. Дворец и мечеть Моти-Масджид
Красный Форт. Дворец и мечеть Моти-Масджид

Все дворцовые строения не имеют окон со стеклами. Нам сказали, что когда они были обитаемы, между колоннами висели занавеси.

Входим в беседку с решетчатыми мраморными окнами. Из нее вход на балкон с такими же резными мраморными перильцами. Перед ним большая площадь, которая уже за стенами Красного Форта.

Позднее я прочел в очерках об Индии, что в тронном зале дворца высечена по мрамору, кажется над резными арками, многозначительная надпись. Персидский текст повествует: «Если есть на земле рай, помимо небес, то это здесь, это здесь, это здесь». К сожалению, наш гид не обратил тогда внимания на эту любопытную деталь, и мы своевременно не узнали, что находились в раю.

Рядом с личными аппартаментами падишаха расположена Моти-Масджид («Жемчужная мечеть») из белого мрамора с красивой резьбой внутри. Крыша мечети украшена мраморными куполами, башенками и шпилями. Это прекрасное строение являлось мечетью могольских падишахов.

В дворцовом саду есть две мраморные беседки, названные в честь дождливых месяцев Июлем и Августом. Из них обитатели дворца любовались природой во время дождей. Под террасой мраморный водопад, имеющий устройство для разноцветного подсвечивания. Ниже, на уступе мраморной террасы с колоннадой, целый каскад водопадов.

В бамбуковой роще сада много обезьян. Один из наших спутников, имевший с собой киноаппарат, подошел близко к обезьяне, но обезьяна, видимо, испугавшись, кинулась на неудачливого «кинооператора», и снять ее как следует не удалось*.

* (Во время поездки по Индии нам встречались из обезьян преимущественно макаки и гульман, принадлежащий к роду тонкотелов.)

Наше знакомство с своеобразной фауной Индии началось с первых же шагов по индийской столице. Около «Мейденс-отеля» мы заметили на деревьях полосатых зверьков, напоминающих наших сибирских бурундуков. Это и были бурундуки, другого только вида, которых в наших популярных книжках об Индии иногда называют «полосатыми белками».

Видели мы и зеленых попугаев. Их очень много возле Хумаюн-Томба в Новом Дели.

При осмотре сада Красного Форта меня заинтересовало раскидистое дерево с листвой, напоминающей листву ясеня, с толстыми и искривленными ветвями. Мне пояснили, что это дерево ним (Neem). По образцам листьев его определили как дальбергию. В саду много зонтиковидных акаций и бананов.

По соседству с Красным Фортом расположена Джама-Масджид («Пятничная мечеть»), славящаяся строгими архитектурными пропорциями.

Мечеть Джама-Масджид построена в середине XVII в. Шах-Джаханом. Шах молился здесь по пятницам, почему мечеть и называется Пятничной, в остальные дни он молился в мечети Моти-Масджид Красного Форта. Джама-Масджид считается второй по величине мусульманской мечетью мира. В Индии она самая большая.

Мимо людных рядов с мелкими лавчонками ремесленников мы добрались до каменных ступеней, ведущих ко входу в мечеть. Войдя в ее двор, мы оказались на большой квадратной площади, выложенной плитами красного песчаника, с мраморным бассейном в центре. Около него было много голубей. Во время богослужения площадь бывает заполнена молящимися.

Мечеть — очень красивое сооружение из красного песчаника и светло-серого мрамора, с мраморными куполами. Мраморный пол украшен темными узорами, в ее «алтаре» на мраморе четко высечены слова из корана.

В первый же день знакомства с городом мы побывали у руин Ферузшах-Котла, которым насчитывается два тысячелетия. Они находятся сравнительно недалеко от места кремации Ганди. Среди полуразрушенных каменных строений и стен, поросших лиственными деревьями, поднимается высокая колонна. Это столб Ашоки с высеченной на нем проповедью буддизма. Ашока был первым буддийским царем Индии, жил он в III в. до н. э.

Возле Ферузшах-Котла травяной пустырь — широкое незастроенное пространство с редкими деревьями (преобладают зонтичные акации и инжир). В стороне видны большие здания, построенные в новейшем стиле.

За руинами Ферузшах-Котла расположен один из прекраснейших парков Дели, где обычно готовятся к экзаменам студенты. Всего же в Дели насчитывается 60 парков.

Во время одной из вечерних прогулок по городу я побывал на Чандни-Чоук («Серебряная улица»), проходящей посредине Старого Дели. На ней размещены лавки ювелиров и других ремесленников. Эту торговую улицу считают одним из крупнейших и богатейших рынков Востока.

Улица настолько людная, что проходишь с трудом не только по тротуарам, вдоль торговых рядов, но и по проезжей части, где по узкоколейке ходят крохотные трамвайчики.

Не только сама Чандни-Чоук, но и узкие боковые улочки — типичный восточный базар. Всюду много народу. Лавочки на Чандни-Чоук и примыкающих к ней улицах большей частью мелкие, но торговля в них более специализирована, чем в открытых лавочках Кабула: в одной продаются очки и авторучки, в другой — ювелирные изделия, затем — съестные припасы, которые тут же и приготовляются.

Торговые улицы Дели, как и других больших городов Индии, пестрят вывесками и рекламами. Часто вывески непомерно большие и совершенно не соответствуют величине торгового заведения. Яркими красками разрисованы афиши кинофильмов.

Торговля на улицах Старого Дели ведется не только в магазинах, но и прямо на тротуарах. Здесь сидят лоточники с фруктами, сладостями и разными изделиями, сюда же, прямо на тротуар, вытаскивают часть товара и из соседних лавочек, чтобы на него обратили внимание.

На тротуаре можно увидеть за работой уличного цирюльника, портного, сапожника, кондитера, резчика по металлу, слесаря.

Ходить по улицам Старого Дели нелегко. Тротуары иногда так заставлены велосипедами, что приходится идти по проезжей части улицы. Велосипедов в городе очень много. Однажды, проезжая мимо городского стадиона, мы видели просто неимоверное количество велосипедов и автомашин, оставленных зрителями у входа на стадион.

Транспорт в Дели так же разнообразен, как и в Кабуле. Здесь можно встретить повозки, запряженные быками, коляски с лошадьми, педикебы или велорикши (трехколесные велосипеды, приводимые в движение рикшей), моторикши (трехколесные мотоциклетные повозки) и, наконец, автобусы и автомобили различных марок, вплоть до самых новейших. Движение в Дели, как и во всей Индии, левостороннее, к чему не сразу привыкаешь.

Мы старались каждую минуту использовать для ознакомления с городом. Довольно много бродили в районе гостиницы «Мейденс-отель», где мы остановились. Этот район за Кашмирскими воротами городской стены Старого Дели носит название Сивил-Лайнз, по просторности застройки и обилию зелени он во многом напоминает Новый Дели. В зелени садов утопают прекрасные особняки. Архитектура этих сравнительно новых строений часто во многих деталях (колоннады, арки, башенки) имитирует старинную архитектуру могольских дворцов XVII в.

В огромных кварталах Сивил-Лайнз до 1911 г., когда столица Индии находилась в Калькутте, были размещены правительственные учреждения провинции Дели. Наряду с особняками и служебными зданиями учреждений здесь есть жилые одноэтажные каменные дома, длинные, с маленькими решетчатыми окнами. Среди зелени садов попадаются и пустыри.

Если в Амритсаре мы впервые познакомились с тропическими и субтропическими растениями Индии, то в Дели мы их встречали на каждом шагу: и в Старом Дели, и в Сивил-Лайнзе, и в Новом Дели, и в примыкающих к нему районах.

В городе много пальм с прямыми стволами и перистыми листьями, бананов, бамбука, эвкалиптов, но особенно много зонтичных акаций, дерева ним (дальбергия) и дерева пипл (Ficus religiosa)*. Последнее имеет листья, схожие с листьями тополя, но заканчивающиеся длинным острием так называемой капельницы. Корой ствола оно походит на тополь или платан.

* (Местное индийское название дерева «пипл» (пипал) мне было сообщено в Индии. Соответствие его указанному виду фи- Уса проверено по ботаническим справочникам (Р. Веттштейн, руководство по систематике растений, т. II, ч. 1. Высшие растения, С 1912, стр. 90; A. K. Bedevian, Illustrated Polyglottic Dictionary of Plant Names, Cairo, 1936, стр. 277—278).)

Новый Дели (Нью-Дели) расположен к югу от Старого, тоже на травой стороне реки Джамны, ниже по ее течению. Это наиболее новые и вместе с тем наиболее древние районы города.

Новый Дели считается восьмой столицей, Старый Дели (Шахджаханабад)—седьмой. Более древние, столицы сохранились в руинах на территории Нового Дели и еще южнее.

Не случайно в районе нынешнего Дели за длительный период истории страны возникали столичные города. Этому благоприятствовало местоположение района в проходе между горным барьером Гималаев с одной стороны и пустыней Тар и отрогами гор Аравалли с другой. Вместе с тем он находится между северо-западом страны, который всегда первым подвергался иноземным нашествиям и влияниям, и равниной Ганга, «приглушавшими, — как говорит Спейт, — удары завоевателей».

В Новом Дели мы осмотрели Хумаюн-Томб, т. е. мавзолей, или усыпальницу, падишаха Хумаюна — сына Бабура, второго падишаха династии Моголов, преемника основателя династии Бабура. Неподалеку от мавзолея, ближе к центру Нового Дели, сохранились остатки его резиденции Пурана-Кила, построенной в начале XVI в., — это шестая столица, предшественница собственно Дели, или Шахджаханабада, с дворцами Красного Форта.

Хумаюн-Томб (1556—1565) —прекрасное сооружение старинной могольской архитектуры, сложенное из красного песчаника, белого и черного мрамора и увенчанное круглыми куполами. Моголы первые принесли в Индию искусство постройки круглых куполов. Некоторые считают, что знаменитый Тадж-Махал в Агре был спроектирован после знакомства с этим делийским строением.

Здание мавзолея трехэтажное. Надгробие Хумаюна находится внизу, в склепе.

* * *

С возвышения около главного купола открывается прекрасная панорама города.. Видна крепость — шестая столица Пурана-Кила. За ней Старый Дели и Красный Форт, левее Новый Дели (эту столицу начали строить накануне первой мировой войны).

Затем мы посетили Махраули, самую древнюю, первую, столицу, расположенную к югу от Нового Дели.

До XII в. на месте Махраули был индусский город с 27 храмами. Пришедшие сюда в 1192 г. мусульмане сломали индусские храмы и построили из них мечеть Кувват-уль-Ислам. В знак победы над индусским раджей Придхвираджем султан Кутб в конце XII в. начал строить каменную башню.

Башня известна под названием Кутб-Минар. Сначала она была четырехэтажной. Во время землетрясения в XIV в. один этаж упал. Вместо него из мрамора и песчаника было возведено два этажа. Сейчас это прекрасное сооружение имеет пять этажей. Высота башни 234 фута (71 м); она считается высочайшей каменной башней мира с незакрепленным основанием. Башня украшена семью каменными поясами, на которых на арабском языке высечены надписи из корана. Винтовая лестница из 378 ступеней ведет на самый верх Кутб-Минара, откуда открывается прекрасный вид.

В зелени деревьев виднеется много руин мавзолеев (усыпальниц), среди них мавзолей с куполом — усыпальница сводного брата знаменитого могольского падишаха Акбара (конец XVI— начало XVII в.). Внизу развалины минарета, который в 1311 г. начал возводить Ала-уддин Хилджи. Ала-уддин страдал манией величия, и по его замыслу минарет должен был вдвое превысить Кутб-Минар, но он умер в 1312 г. и строительство минарета не было завершено.

В стороне, в пяти километрах к востоку от Махраули, находится хуглакабад. Это четвертая столица, которая на столетие моложе первой - Махраули. С башни Кутб-Минар хорошо различимый массивные длинные стены Туглакабада, увенчивающие скалистую каменную гряду.

Во двери мечети Кувват-уль-Ислам стоит знаменитая железная колонна - монумент индусской династии Гуптов (IV в н э) поразительное достижение металлургии того времени. Это целый отлитый кусок железа около 7 м высотой (23 фута и 7 дюймов). Колонна отлита по заказу индусского царя Чандра в честь бога Кришны.

Дели. Кутб-Минар
Дели. Кутб-Минар

Считается что тот будет хорошим воином, кто сможет обхватить колонну руками, прислонившись к ней спиной. Нам сказали, что это приносит так же счастье, исполнение желаний. Каждому из нас захотелось быть счастливым и каждый старался обхватить колонну, но все усилия были тщетны. Только одному из нас. рослом и наиболее длиннорукому, удалось легко обхватить колонну. Мы пожелали ему «заслуженного» счастья и всяких удач.

Из первой столицы попали в последнюю - Новый Дели, создано в окрестностях собственно Дели, в том же районе, были когда то древние столицы Индии. Новый Дали основан в 1912 г. на месте нескольких индийских деревень построен по проекту двух английский архитекторов -Лютенса и Бекера.

Развалины мечети Дувват-уль-Ислам и железный столп - монумент династии Гуптов
Развалины мечети Дувват-уль-Ислам и железный столп - монумент династии Гуптов

Архитектурный ансамбыль центра Нового Дали начинается громадной мемориальной аркой первой мировой войны.

На ней написано одно только слово «INDIA». Ее как и стоящую на берегу моря мемориальную арку Бомбея называют "Воротами Индии".

Отсюда к правительственным зданиям идет широкий проспект-бальвар - «тройное авеню» с длинными каналами и рядами деревьев.

На центральном проспекте, по пути от мемориальной арки, строится здание национального музе. Правительственные здания стоят на возвышенности, и их ансамбль замыкает центральный проспект-бульвар.

Новые большие правительственные здания украшены портиками с колоннадами. Они имеют своеобразную архитектуру с элементами старинной могольской архитектуры, выраженной в куполах, башенках с полушаровидными куполами, в основании которых выступают характерные козырьки.

На площади-сквере много обезьян*, бесцеремонно лазающих по стоящим автомашинам. Мы кормили их арахисом, который они с удовольствием поедали, а если не успевали тут же съесть, то запасали в защечных мешках или зажимали в лапках. Арахис они брали прямо из наших рук.

* (Это были макаки. Упомянутый выше гульман не имеет защечных мешков. )

На территории Нового Дели мы посетили обсерваторию, построенную джайпурским князем — астрономом Джай Сингхом в начале XVIII в. Во дворе обсерватории находились выложенные из камня гигантские солнечные часы, гномон и другие астрономические инструменты. Знакомством с этими своеобразными произведениями старины закончился наш осмотр территории Нового Дели. Она понравилась нам обилием зелени и простором планировки.

Новый Дели, как и Сивил-Лайнз, никак нельзя считать перенаселенными районами Дели. Вообще же Дели по количеству жителей (около 1200 тыс.) уступает нескольким большим городам Индии — Калькутте, Бомбею и Мадрасу.

Осмотр Нового Дели мы завершили обедом в ресторане отеля «Империэл», где специально для нас исполнялась русская музыка. Здесь нас угощали европейской пищей с добавлением некоторых продуктов тропиков в виде плодов и напитков из них.

С индийскими национальными блюдами мы познакомились за ужином, данным в честь нашего приезда руководителями обслуживающей нас фирмы «Меркурий-Тревелз» в ресторане «Моти-Махал».

Мне трудно забыть посещение этого ресторана. Сначала по примеру индийца, сидевшего за столом напротив, я откусил и проглотил половину плода перца.

Успешно я справился и с красным насквозь проперченным жареным цыпленком. Но когда я после еще нескольких индийских угощений, очень острых и «сдобренных» разными пряностями, положил в рот остававшуюся на тарелке вторую половину плода перца, то так обжег глотку, что не могли помочь никакие белые комочки из аниса с сахаром, которыми освежают рот. Ощущение от этой «захватившей дух» еды оставалось до самого возвращения в «Мейденс-отель».

Во дворе отеля был бассейн для плавания оригинальной формы. Через его суженную часть перекинут горбатый мостик, с которого можно любоваться мозаичными фигурами на дне. Нам так хотелось искупаться, но, по индийским понятиям, было холодно и никто не купался.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"