предыдущая главасодержаниеследующая глава

Перелет в Индию через Пакистан


В полдень 31 декабря мы вылетели из Кабула на самолете афганской авиакомпании «Ариана Эйрлайн». Самолет сделал круг над городом. Теперь мне интересно было проверить свое знакомство с городом с воздуха, сориентироваться и узнать многое виденное.

Под нами то же озеро Вазирабад, над которым мы пролетали при посадке, те же колоссальные конусы выноса у подножия гор. Они древние, расчленены размывом водных потоков, и сейчас на них и на северных склонах гор лежит снег.

Трасса нашего полета идет от Кабула на юг над широкими пространствами гор и предгорий такого же типа, как среднеазиатские адыры...

С самолета удается сделать ряд любопытных геоморфологических наблюдений (т. е. наблюдений над формами и строением рельефа). В одной из долин четко выделяется правильный конус выноса, «вложенный» в полосу адыров. Адыры безлесны.

Пересекаем куэсту, т. е. асимметричную горную гряду, сложенную серией наклоненных в одну сторону пластов осадочных горных пород. За ней поднимаются расчлененные эрозией отроги высоких гор с редколесьем из спелой арчи. Далее под нами чрезвычайно оригинальный склон с целой системой куэстовых гребней. Сочетание расчлененных эрозией высоких гребней, структурных форм рельефа типа куэст и сильно расчлененных предгорий — все это, как и общие ландшафтные особенности: безлесие предгорий, наличие арчи на более высоких горных склонах, удивительно напоминает советскую Среднюю Азию в ее горной части, именно Памиро-Алайскую область.

Мы приблизились к восточному краю Иранского нагорья. Здесь сплошь редколесье из арчи. И хотя горы не стали ниже, снега на них меньше — мы продолжаем лететь на юг—широтная географическая зональность сказывается в том, что на той же абсолютной высоте уже теплее. Снег лежит здесь только на склонах северной экспозиции и в глубине долин.

Пролетаем над широкой продольной долиной, и местами опять виднеются горы с арчой. Деревья крупные. Кое-где редколесье переходит в густой арчовый лес. Признаюсь, я никогда не представлял, чтобы в горах в восточной части Иранского нагорья, так же как и в хребте Гиндукуш, было много арчи.

Ниже по склонам гор арчу сменяет побуревший мелкий лиственный кустарник. С самолета видно, как этот кустарник проникает в нижнюю часть высотного пояса зарослей арчи.

В долинах речек пашни, а в поперечных, расчленяющих склоны гор долинах — «сухие русла», т. е. русла периодически сбегающих с гор водотоков (при ливнях, снеготаянии), сейчас лишенные воды. Это также характерно для континентальных нагорий Средней Азии. На Кавказе, например, или в Карпатах в каждой небольшой долине видишь постоянный водоток — ручей или речку.

Затем опять куэстоподобные гряды. Всюду горноэрозионный рельеф выработан в осадочных породах.

Снега стало совсем мало. Он лежит пятнами на затененных склонах более высоких гребней. Дальше снег пропадает совсем.

Под нами очень любопытная картина горного рельефа, «потонувшего» в щебне, галечнике и мелкоземистых рыхлых наносах—продуктах разрушения соседних гор. Среди волнистой равнины, на продолжении горных отрогов, в виде отдельных островов поднимаются скалистые гряды и вершины, выступающие из рыхлых наносов. Это гребни и вершины горных хребтов, подножия и склоны которых погребены под аллювиальными и пролювиальными наносами*. Снега здесь нет. Арчовых лесов тоже. Кроме мелких кустов, по руслам сухих долин и в водосборах растут какие-то лиственные деревья.

* (Аллювием называются наносы, отложенные постоянно текущими водными потоками — реками, ручьями. Пролювий продукты отложения периодически стекающих с гор водотоков.)

По изменению в направлении теней определяю, что самолет свернул на восток. Здесь проходит воздушный коридор, или зона, открытая для пролета самолетов международных авиалиний через территорию Пакистана.

Пока мы еще над Афганистаном. В этой его юго-восточной части ландшафт удивительно пустынный. Под нами сильно расчлененное эрозией низкогорье из осадочных пород желтоватого цвета.

Горные долины пустынны и сухи, лишь в некоторых протекают чахлые речки. Местами на дне долин белеют выцветы солей.

К востоку горы повышаются. Мы вступаем в пределы Пакистана. Самолет приближается к гребню Сулеймановых гор, окаймляющих Иранское нагорье с востока. Низкогорье сменилось более высокими горами. Бросаются в глаза смятые в складки осадочные породы, красноцветные и розоватых оттенков.

Слои осадочных пород смяты в складки в третичное время, как и на всем Иранском нагорье, относящемся к Альпийско-Гималайскому складчатому поясу. Горы сильно расчленены эрозией и имеют более острые формы гребней, чем в только что пересеченной нами области низкогорья. На горных склонах видны заросли все той же арчи.

Мы над гребнем Сулеймановых гор. Он сложен известняками, расчленен грандиозными глубокими ущельями, имеет высоченный и крутой восточный обрыв. Заросли арчи и здесь, в зоне главного гребня Сулеймановых гор.

Справа по пути полета, т. е. с южной стороны, поднимается высокое известняковое плато — гора Обашта-Цукай (3441 м). Поверхность плато, соответственно наклону желтовато-серых слоев известняка, полого опускается в одну сторону, а в другую обрывается очень крутой скалистой стеной. По своей форме и строению плато напоминает куэсту.

За гребнем Сулеймановых гор куэстовые гряды. Красноцветные слои придают пейзажу пестроту и живописность.

Затем начинается зона низких предгорий с пологоволнистым рельефом, сухими долинками типа среднеазиатских саев и речками, текущими в сторону Инда. Общий тон местности палево-серый и светлый серо-бурый. Повсюду поля и пустыри, изредка промелькнут деревья и кустарники. Видны белые пятна — по-видимому, выцветы солей.

Что это? Зеленые поля и зеленые деревья вдоль русел? Да, видеть зимой, на рубеже декабря и января, яркую зелень не очень привычно жителю северных широт.

Среди полей разбросаны селения, как и в Афганистане, только более крупные. Поля здесь разбиты на значительные участки.

Постепенно волнистые предгорья восточного подножия Сулеймановых гор переходят в равнину, сплошь занятую полями.

Зеленеющие поля составляют лишь часть пахотных угодий. Есть поля вспаханные, еще не покрытые достаточно густыми зелеными всходами, они имеют серо-желтый или серо-коричневый тон с пятнами темной зелени деревьев.

Но чем дальше, тем все больше зеленых полей и крупных поселений. Мы приближаемся к Инду. Эта река берет начало в Тибете, питается водой ледников и снегов высочайших гор на севере Индии (Гималаи, Каракорум) и является основной водной артерией Пакистана. На языке пушту Инд называется Абба-Син — «отец рек».

Слева по движению самолета на правом берегу реки виден город Дера-Исмаил-Хан — начальный пункт тракта, идущего в Афганистан.

Летим над широкой поймой Инда, в которой прослеживается множество его рукавов. Эта горная река несет много наносов — продуктов размыва гор — и отлагает их в виде отмелей и островов. Сейчас зимнее время года, сухое и в горах холодное. Поэтому Инд в меженном состоянии, с минимальным расходом воды. То же самое относится и к его крупным левым притокам. Вода в рукавах мутная, коричневатого цвета, а там, где она отражает небо,— голубая и темно-синяя, интенсивность окраски зависит от эффекта отражения.

Сухие участки поймы светлые с серо-желтым оттенком, серым и красноватым, в зависимости от того, выстланы ли они галечником, или имеют красноватый глинистый наилок*. Влажные места выделяются темными красно-коричневыми пятнами. Так выглядит низкая современная пойма Инда, сопровождающая главное русло и русла далеко отходящих от него рукавов. Полоса проток и рукавов на левобережье очень широкая. Между ними расположены большие острова с пятнами бурых аллювиальных наносов, участками коричневых и зеленых полей и поселений. Поля, очевидно, занимают приподнятые пространства поймы — «высокую пойму»**.

* (Наилок — илистый нанос)

** (Высокой поймой называют приподнятые над руслом участки поймы, которые заливаются паводковыми водами только в отдельные годы с наиболее высоким уровнем половодья. )

Вскоре началась песчаная пустыня Тхал. Граница ее очень резко выражена и совпадает с уступом приподнятой равнины, обрывающейся к пойме Инда. Правда, и среди поймы есть отдельные участки пустыни, но это лишь сравнительно небольшие островки. На краю приподнятой равнины располагаются крупные поселения.

В краевой зоне песчаного массива видны дороги, оросительные каналы, в том числе большие, магистральные. На левобережье Инда много полей, разбитых на прямоугольные и квадратные участки, образующие правильную сетку.

Вспаханные поля, если они сухие, имеют светлый серо-желтый тон, политые — темный, коричневатый, там, где пробивается мелкая поросль культурных растений, они неравномерно окрашены и покрыты как бы зеленой плесенью. И, наконец, есть густо заросшие зеленые поля. Разные тона их вовсе не говорят о том, что на соседних участках обязательно возделываются различные культуры.

В Южной Индии встречается на соседних участках одна и та же культура риса, но в разных стадиях возделывания и вызревания. И здесь, в Пакистане, зимой тепло и периодичность земледелия не лимитируется так, как у нас в северных широтах, сменой сезонов года, тем более, в пустыне, где земледелие поливное, следовательно, мало зависящее от режима атмосферных осадков.

Что касается ландшафтных особенностей самих песков пустыни Тхал, составляющих основной фон территории, то с воздуха отчетливо виден грядово-ячеистый рельеф песков, иногда сменяющийся грядовым. Эти пески закреплены растительностью. Растущие на них деревья и кустарники сверху кажутся небольшими пятнами. Но есть и участки сыпучих, не закрепленных растительностью песков, с барханными цепями.

Восточный край массива пустыни Тхал так же резко выражен, как и западный. На востоке он обрывается к пойме реки Джелам — одной из рек, орошающих область Пенджаб («Пятиречье»).

Реки Пенджаба начинаются в Гималаях. Это Джелам, Чинаб, Рави, Биас и Сатледж. Джелам, Чинаб и Рави, сливаясь вместе, образуют Тримаб. Биас — правый приток Сатледжа. В нескольких десятках километров к востоку от Инда Тримаб и Сатледж образуют 100-километровый проток, называемый рекой Панджнад, которая впадает в Инд.

Территория Пенджаба напоминает большой треугольник, ограниченный реками Джелам и Тримаб, подножием Гималаев и Сатледжем, к югу от него простирается пустыня Тар.

Пенджаб — плодородная область. Западная и средняя ее части теперь входит в состав Пакистана вместе с Лахором, административным центром всего Западного Пакистана. Восточная часть Пенджаба (Восточный Пенджаб) составляет индийский штат Пенджабке крупным городом Амритсаром и вновь построенной столицей штата — городом Чандигархом.

...Пролетаем над рекой Джелам. На правом, коренном, берегу ее, по краю пустыни Тхал, видны сухие серожелтые поля, а на низкой речной террасе поля зеленые с темно-зелеными деревьями, стоящими среди полей.

У Джелама, как и Инда, несколько рукавов, но занимаемое ими пространство гораздо уже, чем у Инда. Вода в речных протоках мутная, красно-коричневого цвета. Современная (низкая) пойма, как и у Инда, с красно-коричневыми отмелями и островами. Вдоль реки тянутся селения с глинобитными строениями. Полей и селений особенно много на левом берегу. Здесь проходит магистральный оросительный канал. Его пересекает шоссе.

А вот и Чинаб! Слева вдали виден железнодорожный мост и город Чиниот. Из справочной литературы я узнал, что в этом небольшом городке Пакистана развита хлопкоочистительная промышленность, ведется торговля пшеницей, хлопком, просом. Естественно, используются те основные сельскохозяйственные культуры, что возделываются на полях, над которыми мы пролетаем.

По мере нашего приближения к реке Рави все больше появляется пространств, залитых водой. На островах заметны селения, которые, очевидно, для защиты от затопления строятся на более повышенных частях равнины. Рядом с большими пространствами и полосами затопленных полей проходит магистральный канал.

Пролетаем над Лахором, расположенным в каких-нибудь двух десятках километров от границы с Индией, и вот мы уже над Восточным Пенджабом, т. е. над территорией Индии. Здесь та же картина: зеленые и коричневые поля, населенные пункты, сады, каналы и дороги. Квадраты и прямоугольники полей не везде правильны.

Среди полей есть и неосвоенные участки, пустыри. Они палево-белесые с пятнами высохшей побуревшей растительности и белыми выцветами солей. Иногда пятна солончаков занимают значительные площади.

Самолет снижается. На полях значительное разнообразие сельскохозяйственных культур. Видны участки с высокими желто-зелеными зарослями, в которых можно узнать сахарный тростник. Многие поля залиты водой.

Самолет идет на посадку. Проносится над изумрудно-зелеными полями риса и садится в аэропорту города Амритсара.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"