предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сварадж в 12 месяцев

Амритсарская бойня ускорила появление боевого национального движения. Старый "экстремист" Ладжпат Рай, председательствовавший на сессии Конгресса в 1920 г., заявил: "Бесполезно замалчивать тот факт, что мы переживаем сейчас революционный период". Время сотрудничества с правительством прошло. На чрезвычайной сессии Конгресса в Калькутте был принят предложенный Ганди план ненасильственного несотрудничества (non-violent non-cooperation) и массового гражданского неповиновения (mass civil disobedience), который предполагалось проводить отдельными этапами. Борьба должна была начаться с отказа от титулов, жалуемых правительством, потом перейти к бойкоту законодательных органов, судов и учебных заведений. Затем следовал переход к ручному прядению и ткачеству, а позже отказ от уплаты налогов. Это была программа буржуазии, так как народу оставалось лишь ручное прядение и ткачество.

Бойкот выборов был успешно проведен в ноябре 1920 г. Две трети избирателей не явились на выборы. Многие государственные чиновники покинули свои посты, студенты прекратили занятия. В декабре 1920 г. Национальный конгресс сделал огромный шаг вперед. По инициативе Ганди движение было превращено в современную организацию с исполнительным органом, рабочим комитетом, а также руководящими органами в округах, районах и деревнях. Целью движения провозглашается не "самоуправление конституционными средствами", а "сварадж (самоуправление) всеми мирными и законными средствами". Ганди заявил, что сварадж будет достигнут за 12 месяцев. Он даже определил точную дату - 31 декабря 1921 г.

В стране росло и ширилось массовое движение. В Ассаме и Бенгалии дело дошло до крупной забастовки железнодорожников, в Миднапуре крестьяне объявили налоговую стачку, взбунтовались крестьяне-моплахи на южном побережье; крестьяне-сикхи в Пенджабе поднялись против сословия священников, которые были одновременно крупными помещиками.

В конце 1921 г. правительство сильно забеспокоилось. Для проверки "лояльности индийского народа" и для пропаганды королевского дома в Индию направили принца Уэльского, впоследствии ставшего герцогом Виндзорским. Результат превзошел все ожидания, но в противоположном направлении. В день прибытия принца в Индию, 17 ноября, здесь был проведен хартал, самый большой в истории страны. Куда бы ни прибывал принц, он видел лишь закрытые магазины, безлюдные улицы или мощные демонстрации протеста против него, как представителя правящей власти. В эти дни возникла организация "Национальные волонтеры", призванная помогать движению Конгресса. Национальные волонтеры, частично одетые в форму, под лозунгом "Инкилаб синдабад!" ("Да здравствует революция!") организовывали харталы и бойкоты, несли службу на собраниях, поддерживая на них порядок.

Приближалось время обещанного свараджа. Напряжение усиливалось. Правительство запретило организацию "Национальные волонтеры". В конце декабря 1921 г. все руководители Национального конгресса, за исключением Ганди, и вместе с ними 30 тыс. активистов находились в тюрьме. Сессия Национального конгресса в Ахмадабаде еще раз подчеркнула твердую решимость продолжать кампанию ненасильственного несотрудничества. Конгресс призвал всех мужчин старше 18 лет вступать в нелегальную организацию "Национальные волонтеры" и готовиться к гражданскому неповиновению. Но не было выработано никакого плана действий, а Махатма Ганди был назначен "единственным представителем исполнительного комитета Конгресса".

Массы были охвачены политическим энтузиазмом. Индия затаила дыхание. Что предпримет Махатма Ганди? Правительство чутко прислушивалось к голосу из Ахмадабада и облегченно вздохнуло, когда не было принято никакого плана действий. Среди миллионов, которые были готовы к борьбе, только один человек чувствовал себя несчастным и обеспокоенным. Это был сам Ганди. Движение переросло его, и он не знал, что предпринять. Уже перед этим он писал в своей газете "Молодая Индия":

"...не председатель (Конгресса) и вожди толкали народ вперед, а народ толкал и его и вождей. Каждому в руководстве было ясно, что народ взял бразды в свои руки. Руководство охотнее поступало бы менее решительно".

Ганди выжидал целый месяц, затем он начал кампанию в одном-единственном округе, насчитывающем 87 тыс. жителей, в Бардоли, на своей родине в Гуджарате, где он оказывал особенно большое влияние на крестьян. Несколько дней спустя в Чаури-Чаура (Соединенные провинции) толпа подожгла полицейский участок, причем 22 полицейских были убиты. Ганди сам признал, что полиция спровоцировала этот инцидент. Но это происшествие послужило для него поводом к тому, чтобы объявить о прекращении всей кампании, так как был нарушен "принцип ненасилия". 12 февраля 1922 г. на чрезвычайном заседании исполнительного комитета Конгресса в Бардоли было принято решение о прекращении этого движения. Характерно, что в этом решении крестьян призывали аккуратно платить налоги, а заминдаров заверяли, что Конгресс не имеет намерений нарушить их "права".

Решение Ганди вызвало среди сторонников движения ужас и печаль, замешательство и деморализацию. Пандит Неру высказал предположение, что прекращение движения содействовало последующему расколу народа.

"Однако эта внезапная приостановка великого движения, возможно, способствовала последующим трагическим событиям в стране. Постепенное скатывание к спорадическим и безрезультатным актам насилия в политической борьбе было приостановлено, но подавленная тяга к насилию должна была найти какой-то выход, и это, возможно, углубило религиозно-общинные беспорядки в последующие годы"*.

* (Джавахарлал Неру, Автобиография, Издательство иностранной литературы, М., 1955, стр. 100.)

Теперь удар последовал уже со стороны правительства. 10 марта 1922 г. Ганди был арестован и предан суду за помещение нескольких статей в газете "Молодая Индия". В своей речи на суде Ганди заявил, что он был готов сотрудничать с правительством, потому что надеялся этим путем достигнуть уступок.

Это был первый и последний судебный процесс, возбужденный правительством в Индии против Ганди. Отныне его будут сажать в тюрьму без судебного разбирательства. В 1922 г. Ганди был присужден к шести годам тюрьмы, но через два года он был освобожден.

Бардолийское отступление, которое парализовало освободительное движение на долгие годы, вызвало в рядах конгрессистского движения длительные и бурные дискуссии. Ганди сам заявил, что он и не думал о том, чтобы дать англичанам бой до конца. Он считал, что такая борьба отняла бы возможность добиться уступок от англичан. Но самоослабление привело лишь к усилению преследований. Истинной причиной бардолийского отбоя было то, что соглашательская часть движения, защищающая ненасилие и овладевшая руководством, была гораздо меньше и слабее, чем революционные массы, которые были готовы бороться до конца. Руководство изменило движению из-за страха перед массами. Ганди мог бы сказать вместе с "Учеником чародея": "Я сам вызвал духов, от которых не могу теперь отделаться". И в дальнейшем ему часто представлялся случай повторять это изречение.

Национальное движение пять лет пребывало в состоянии застоя. В поисках выхода из этого положения Мотилал Неру (отец Джавахарлала Неру) основал либерально-буржуазную партию свараджистов, которая решила участвовать в законодательных органах. Национальный конгресс все больше подпадал под влияние этой партии, которая изолировалась от масс и стала движением фабрикантов и помещиков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"