предыдущая главасодержаниеследующая глава

Два Клайва

Роберт Клайв

Ветер надувал паруса "Винчестера", который плясал на морских волнах, перескакивал с гребня на гребень и временами вздрагивал, словно пытаясь стряхнуть холодную влагу со своих бортов. У поручней стоял юноша с растрепанными ветром волосами и, замечтавшись, глядел на сверкающую синеву водной пустыни.

Роберту Клайву было 18 лет, когда отец отправил его в Индию, эту новую, таинственную страну. То была последняя попытка "хоть что-нибудь сделать" из неудачного сына. Роберта, родившегося 29 сентября 1725 г. в поместье Клайвов Стайче, близ Маркет-Дрейтона, в графстве Шропшир, называли "несчастьем для учителей". Он переходил из одной школы в другую и нигде не мог ни приспособиться к школьной дисциплине, ни усвоить что-либо из преподаваемых предметов. Кратковременное пребывание в портновской школе также не принесло плодов, и семья решила прибегнуть к сильно действующему средству: парень должен был отправиться в Мадрас, чтобы стать писцом в Ост-Индской компании.

Нелегко было Клайву осваиваться с жизнью далекой колонии. Так же как в школе, у него и здесь возникали ссоры с товарищами; в одном случае дело дошло даже до дуэли. Как раз когда Клайв достиг совершеннолетия, Мадрас был занят французами. Клайв бежал в английский форт Сент-Дейвид и там совершил самый решающий шаг в своей жизни, поступив в армию.

В те годы некогда могущественная Могольская империя была расшатана; ослабленная внутренней рознью, она была готова пасть к ногам сильного завоевателя. Прошло 40 лет после смерти великого императора Аурангзеба, и в стране уже давно не было центральной власти. За обладание этой властью боролись между собой вице-короли или субадары (наместники). Самыми могущественными из них были трое: наваб Декана, который избрал своей столицей Хайдарабад, наваб самого богатого края империи - Бенгалии, резиденцией которого был Муршидабад, и наваб Ауда. Англия и Франция - самые мощные колониальные державы того времени - вели войну из-за Индии, и французский командующий Жозеф Дюплекс обладал не меньшими способностями, чем те, которые впоследствии обнаружил Клайв. Но в то время, как в Англии королевский дом и молодой капитализм поддерживали начинающего завоевателя, расшатанная феодальная Франция все еще ждала своей буржуазной революции, и Людовик XV отказывал французским колонистам в какой бы то ни было помощи.

Когда Клайв стал комиссаром снабжения в чине капитана, началась борьба за пост наваба Бенгалии. Издревле известна и вечно нова игра, заключающаяся в том, что иноземные завоеватели поддерживают и выдвигают туземных властителей, стремясь таким образом к достижению своих собственных целей. На юге, в то время как французы поддерживали Чанду Сахиба, англичане нашли подходящего противника для него в лице Мухаммеда Али. Во главе небольшого отряда, который в глазах суеверных индийцев вырос в гигантскую силу потому, что начал атаку при вспышках молнии и раскатах грома, Клайв выбил Чанду Сахиба из его крепости Аркот. Обращенный в бегство противник возвращается, однако, с большой армией и осаждает Аркот. Оборону крепости историки того времени вскоре превратили в героическую эпопею. Это прославление, а также признание французами Мухаммеда Али и тем самым британского владычества заложили основу славы Клайва.

Англия обращает на него внимание. Премьер-министр Питт называет теперь неудачного сына "небеснорожденным генералом". Генералом Клайв еще, правда, не стал, но все же он уже получил чин подполковника и стал губернатором Сент-Дейвида, куда он некогда прибыл как беженец. У Клайва нет времени, чтобы почивать на лаврах. Новый противник появляется в лице Сирадж-уд-доу-лы. Этот честолюбивый индийский князь "дерзнул" захватить Калькутту - самый богатый центр английской торговли. Подобное событие вряд ли могло взволновать английскую общественность, за исключением лишь крупных торговцев, которые сосредоточили там свои товары и капиталы. Поэтому молодой и сообразительный Клайв прибег к пропагандистскому трюку.

По всему миру начала распространяться история "черной дыры" (black hole). Рассказывали, что Сирадж велел бросить 146 англичан в мрачное, лишенное воздуха подземелье Калькуттского форта и только 23 человека вышли оттуда живыми. Единственным свидетелем этих событий был чрезвычайно сомнительный субъект; можно полагать, что все эти сообщения в лучшем случае сильно преувеличены, если вообще не были обманом. Однако эта история сослужила свою службу, содействуя повышению боевого духа английских войск и тем самым поражению Сирадж-уд-доулы. Мнимые ужасы "черной дыры" не помешали Клайву заключить договор с побежденными; возвращение английских факторий имело гораздо более важное значение, чем все пресловутые страдания английских пленных,

Но Сирадж не был окончательно разбит и оставался постоянной угрозой для английских владений в Бенгалии. Тогда стали искать в штабе Сираджа такого человека, который согласился бы сообщать англичанам о намерениях своего князя. Такого человека нашли в лице военачальника Мир Джафара, которому взамен было обещано, что он станет вице-королем Бенгалии, Бихара и Ориссы. Но, так как в этом мире ничего не дается даром, Джафар должен был дать обязательство оплатить эти высокие чины данью в 1,5 млн. фунтов стерлингов. Эта сделка была заключена при посредничестве богатейшего бенгальского купца Омичунда. Последний, оказавшись обладателем такой ценной тайны, пригрозил, что донесет Сираджу о предательстве Джафара, если ему не выплатят 300 тыс. фунтов стерлингов за его участие в предприятии. Клайв составил фиктивный, договор, согласно которому Омичунду гарантировалось получение требуемой суммы, показал купцу этот документ, а затем уничтожил его. Впоследствии, отвечая на обвинения в английском парламенте, Клайв заявил: "Я повторил бы это сто раз".

В этих условиях произошла историческая битва у Плесси, которая окончательно обеспечила англичанам господство над Индией. Официальные английские историки разливаются в славословиях по поводу победы Клайва, одержанной над пятидесятикратно превосходящими его силами противника 23 июня 1757 г. То обстоятельство, что индийцы при помощи обмана и предательства были обречены на неизбежную гибель, скромно замалчивается. Сражение, которому суждено было решить судьбу Азии на последующие два столетия, было выиграно так, что не погиб ни один белый, "только" 22 индийца отдали свою жизнь Британской империи.

Первым "подвигом" Клайва после битвы была прогулка по сокровищнице Сираджа. Лично для себя он взял 2,5 млн. рупий, а каждому из членов Ост-Индской компании подарил по 24 тыс. фунтов стерлингов. Впоследствии Клайв заявил английскому парламенту, что сам поражался своей умеренности. А в Британской энциклопедии и сегодня еще написано, что "он только следовал обычаю, полностью признанному компанией".

В возрасте 35 лет Клайв возвратился в Англию, обладая по меньшей мере 300 тыс. фунтов стерлингов, по тем временам состоянием неслыханным. Его возвели в дворянское достоинство (барон Клайв-Плесси) и сделали членом парламента. Однако Клайв не задерживается долго на родине, где он не является неограниченным властелином, и снова возвращается в Индию в качестве главнокомандующего и губернатора. Там он подавляет первое восстание в индийских наемных войсках, причем его вожака он приказал привязать к жерлу пушки и затем произвести выстрел. В 1765 г. Клайв взял в свои руки давани (право сбора налогов) и гражданское управление Бенгалией, Бихаром и Ориссой. Тем самым Англия устанавливает свое господство над 30-миллионным населением и получает возможность собирать ежегодную дань в 4 млн. фунтов стерлингов.

Между тем в Англии чрезвычайно возросло возмущение методами Клайва. В одном из решений парламента указывалось, что Клайв "во время своего первого управления Бенгалией присвоил 234 тыс. фунтов стерлингов". Впрочем, это обвинение смягчается замечанием, что "лорд Роберт Клайв вместе с тем оказал стране большие и ценные услуги". О предательском договоре с Омичундом, на котором в конечном счете и основывалась Британская империя в Индии, благоразумно умалчивалось.

Последние свои годы Клайв проводит в борьбе с затяжной болезнью. Он уже не может обходиться без опиума и 22 ноября 1774 г. в 50-летнем возрасте кончает жизнь самоубийством. Памятник Клайву стоит напротив здания бывшего министерства по делам Индии в Лондоне, а дух его и поныне господствует в индийской политике Англии.

За четыре года до смерти Клайва впервые в Бенгалии возникает голод, вызванный ограблением страны Ост-Индской компанией. За этим голодом должны были последовать другие, еще более ужасные. Умерло 10 млн. человек, то есть одна треть населения. Несмотря на это, Ост-Индская компания взимала с тех, кто оставался в живых, полную сумму налогов, в том размере, который был установлен для Бенгалии еще до появления голода.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"