предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. На земле тамилов

Итак, завтра утром мы вылетаем в Мадрас. Каков он? В начале января в Дели ночами холодно. Люди, съежившись, сидят у костров, протягивая к огню озябшие руки. По утрам видишь бедняков, закутавшихся в одеяла, шали, на худой конец повязавших голову просто полотенцем. И не мудрено. Минимальная температура в эти дни часто опускается до 8-10 градусов по Цельсию. И только к полудню воздух прогревается градусов до 20. В газетах сообщают о смертных случаях от переохлаждения, зачастую связанного с недоеданием, от простудных заболеваний. Благотворительные организации собирают одеяла, теплую одежду для бедноты. Но такая погода лишь на севере Индии. В Мадрасе же, по метеосводкам, температура в эти дни. не опускается ниже 18 градусов, а днем достигает 28-30. Там субэкваториальная зона вечного тепла. Здесь шутят, что в Южной Индии три сезона: жаркий, более жаркий, совсем жаркий.

Круглый год стоят зелеными пальмы в Южной Индии
Круглый год стоят зелеными пальмы в Южной Индии

Ландшафт юга страны определяют две меридиональные гряды гор - Западные и Восточные Гаты и обширное каменистое Деканское плоскогорье с его преимущественно латеритными почвами, более чем наполовину распаханными. Декан пересекают такие сравнительно крупные реки, как Годавари, параллельно ей и южнее текущие Кришна и Кавери. Их плодородные долины - важные рисовые житницы. В горных районах растут леса с ценнейшими породами деревьев -тиком, красным и сандаловым деревьями, эвкалиптом. Чтобы сохранить редких тропических животных, здесь создано несколько крупных заповедников. На многих горных склонах раскинулись каучуковые, кардамоновые, кофейные и чайные плантации. Жемчужиной этого края по праву считаются Голубые горы - Нилгири с лучшими в стране курортами - Уттикамунд, Кунур, Котагири.

Не могу не рассказать о своей незабываемой поездке в горы Нилгири.

Тропическая растительность в горах Нилгири (Южная Индия)
Тропическая растительность в горах Нилгири (Южная Индия)

Часам к 12 дня мы приехали в Меттупалаям, сравнительно небольшой город, расположенный у подножия гор. Был конец апреля, и все живое уже изнывало от жары - температура перевалила за 40 градусов по Цельсию. Сразу же за городом начался подъем в гору. Мы ехали по хорошей асфальтовой дороге, которая серпантином вилась вверх. С каждым новым витком гуще становилась растительность, появились рощи эвкалиптов, леса с преобладанием розового дерева. И с каждым витком дороги жара уменьшалась. Примерно через час мы достигли Кунура, небольшого городка, утопающего в зелени, на окраине которого находится хороший ботанический сад. Температура во втором часу дня была 28 градусов. А ночью в гостинице нам предложили верблюжьи одеяла, которые оказались весьма кстати.

Поездка на юг Индии - это в известной мере путешествие в другой мир, мир дравидов, народов, в расовом отношении отличных от североиндийцев. Если последние в большинстве своем принадлежат к европеоидной расе и говорят на различных индоевропейских языках, то дравиды, насчитывающие ныне 140-150 миллионов человек, относятся к другой расе - австралоидной и говорят примерно на 80 дравидийских языках и диалектах.

Некоторые ученые предполагают, что предки дравидийских народов сложились в этническую общность в весьма отдаленную эпоху на северо-западной окраине южноазиатского субконтинента и прилегающих к ней районах Восточного Ирана и Южного Афганистана. Говорили они тогда на близких протодравидийских диалектах, ставших базой для всех современных дравидийских языков. По мнению советского ученого Г. М. Бонгарда-Левина, распад их на существующие теперь языки следует отнести к началу 4-го тысячелетия до нашей эры. Процесс этот скорее всего был связан с перемещением части этих народов по неизвестным причинам в Центральную, а затем и в Южную Индию. Часть же племен осталась на месте прежнего обитания. Именно этим объясняют, почему малый народ брагуи, насчитывающий 400 тысяч человек и говорящий на дравидийском языке, живет на территории Пакистана и небольшими группами в Иране и Афганистане. От Южной Индии, где находятся теперь дравидийские народы, эти районы отстоят на тысячи километров.

Сторонники рассматриваемой гипотезы утверждают, что довольно развитая городская культура в долине Инда, так называемая Хараппская цивилизация середины 3-го - первой половины 2-го тысячелетия до нашей эры, была преимущественно дравидийской. Профессор Т. Барроу указывает, что дравидийское влияние прослеживается в ведическом языке. Хотя хараппские надписи на многочисленных печатях, найденных здесь при раскопках, пока не расшифрованы, большинство исследователей склоняется к тому, что они были сделаны на протодравидийском языке. Часть ученых оспаривает это утверждение, пытаясь доказать, что надписи сделаны на индоарийском языке.

Другие исследователи полагают, что народы, говорящие на дравидийских языках, складывались в результате взаимодействия двух расовых потоков - австралоидного и средиземноморского. В пользу предположения, что в формировании дравидийских народов участвовала где-то в V, а возможно, даже в VI веке до нашей эры миграционная волна из района Средиземноморья и Двуречья (Месопотамия), ученые приводят любопытные аргументы. Они указывают, в частности, что в языке басков до 75 процентов слов имеют дравидийские корни, что дравидийские слова и идиомы встречаются в кавказских языках. Такой точки зрения придерживаются, к примеру, советский исследователь Л. В. Шапошникова, индийский лингвист Лаховари.

При раскопках в Адикканаллуре в Тирунельвельском округе Тамилнада найдены золотые диадемы вместе с железными трезубцами, которые имеют прототипы в Палестине, Сирии и на Кипре XIII века до нашей эры. Находят в Южной Индии и мегалиты, схожие с культовыми мегалитами 3-го - 2-го тысячелетий до нашей эры на Кавказе и в Западной Европе. Все это, по мнению ряда исследователей, дает основание предполагать, что в Южную Индию дравиды пришли из указанных районов и смешались в значительной мере с принадлежащими к австралоидам аборигенами, а затем сами испытывали на себе влияние индоарийских пришельцев. Однако достаточных доказательств верности этой гипотезы все-таки нет.

Часть тамильских ученых твердо придерживается того взгляда, что тамилы, крупнейший из дравидийских народов, являются аборигенами своей земли и отнюдь не пришельцами.

Но как бы там ни было, бесспорно одно: дравиды - одни из наиболее древних обитателей Индии, и они жили там задолго до прихода ариев. И это обстоятельство, выходя за пределы научных споров, в наши дни имеет уже определенные политические последствия. Но об этом позже. А пока отправимся в самый крупный город Южной Индии - Мадрас.

...Удар о землю. Это колеса коснулись посадочной полосы, и, сотрясаясь всем своим телом, постепенно притормаживая, наш самолет покатился вперед, снижая скорость, и вот уже подрулил к приземистому зданию аэропорта. Открылись двери, подкатил трап. Шаг за борт самолета с его прохладным кондиционированным воздухом - и нас сразу обволакивает мягкий влажный воздух со специфическим запахом сырости, смешанным с одуряющим ароматом жасмина и еще каких-то цветов. Мы ступили на землю Мадраса-города с четырехмиллионным населением, центра штата Тамилнад.

Со смотровой площадки десятиэтажной гостиницы "Савера" Мадрас выглядит большим садом. Под легким бризом шелестят могучие листья кокосовых пальм, увешанных тяжелыми желто-зелеными плодами. Повсюду ширококронные тамаринды и стройные пирамидальные ашоки. Над этим морем буйствующей зелени то тут то там поднимаются многоэтажные коробки новых отелей, банков, административных зданий. В основном они сосредоточены вдоль главной магистрали города 30-километровой Маунт-роуд, начинающейся от аэропорта Минамбакам, в деловом центре - Джорджтауне и на приморском бульваре, омываемом теплыми водами Бенгальского залива.

Приморский бульвар, протянувшийся на несколько километров, мадрасцы зовут Марина. Это самая красивая улица города. Одна ее сторона не застроена- длинный парапет отделяет тротуар и проезжую часть от широкой, метров в двести, полосы сыпучего золотого песка, на которую накатывается белоснежная пена волн. Вечерами на пляже собираются десятки тысяч Мадрасцев подышать свежим прохладным воздухом, полюбоваться лунной дорожкой, погулять по приморскому бульвару. Здесь же место проведения массовых политических митингов, собирающих по нескольку сот тысяч участников. На Марине каждый год 26 января устраиваются военный парад и демонстрация в честь Дня Республики. Здесь установлено много памятников национальным героям, писателям, поэтам и ученым. Особенно выделяются из них два-Махатме Ганди и "Гимн груду", удивительная по экспрессии и выразительности скульптурная группа полуобнаженных рабочих, поднимающих рычагом каменную глыбу.

А на противоположной стороне улицы высятся импозантные здания Мадрасского университета, старейшего высшего учебного заведения - Президенси колледж, университетских общежитий и гостиниц, административных зданий.

Марина кончается у впадения реки Куум в Бенгальский залив. Дальше начинается деловая часть города. Сразу же за мемориалом войнам, погибшим в первую мировую войну, на невысоком холме поднимается белокаменный форт Сент-Джордж, первый форпост, построенный англичанами в Индии в 1640 году. Внутри форта ныне размещаются учреждения правительства штата и большой музей. За фортом - здания банков, таможни, главный почтамт города. Чуть в стороне - красивое, украшенное башнями, краснокирпичное здание Высшего суда штата. А перед всем этим раскинулась огромная территория Мадрасского порта. По своему товарообороту он в числе четырех-пяти крупнейших портов страны. Не без оснований его называют Южными воротами Индии, через него идет все нарастающий поток индийского экспорта и импорта. Сюда часто заходят советские суда из дальневосточных и западных портов нашей страны. Они привозят грузы для многих строек, ведущихся при экономической помощи СССР. А в Советский Союз через Мадрасский порт отправляются индийские табак, кожсырье, многие другие традиционные индийские товары.

В северной части Мадраса находится промышленная часть города. Здесь после завоевания независимости построено много крупных предприятий. Среди них - заводы вагоностроительный, нефтеперерабатывающий, химических удобрений. Другие предприятия Мадраса производят резиновые шины и камеры, телетайпы и телеграфное оборудование, трансформаторы и автомобили, оборудование для сахарных заводов. Но особенно развиты здесь кожевенное и хлопчатобумажное производство.

В городе, как и вообще на юге Индии, гармонично сочетаются красота и мягкость природы, традиционная архитектура и сложившийся уклад жизни с различными элементами современности. Одно из проявлений традиционности-одежда. Такого не увидишь во многих северных городах. Здесь подавляющее большинство населения носит национальное платье, которое не изменяется тысячелетиями. Для мужчин это длинная белая рубаха и дхоти - кусок белой материи, юбкой обернутой вокруг бедер, для женщин - только сари, всех цветов и оттенков, от самых простых и дешевых до тяжелых, тканных серебром и золотом и безумно дорогих.

Впервые в Мадрасе я побывал в 1963 году, и первое, что бросилось мне в глаза, когда через десять лет я вновь оказался в этом городе, это резкое увеличение? его населения. С рассвета до поздней ночи на улицах бурлит людской водоворот. За десять лет население города выросло на один миллион. В 1981 году в Мадрасе жило уже 4,2 миллиона человек.

На главных магистралях Мадраса и на его окраинах идет немалое строительство. Ближе к центру города сооружаются крупные гостиницы, здания различных учреждений. В тихих улицах близ центра как грибы растут нарядные особняки буржуазии и верхушки среднего класса. Эти особняки прячутся за красивыми оградами и кущами цветущих всеми цветами радуги декоративных кустарников. В последние годы в таких кварталах строятся и современные многоэтажные здания с большими благоустроенными квартирами. Но в этих фешенебельных особняках и квартирах живет только 5 процентов городского населения.

В окраинных районах, таких, как Кодамбаккам, Сайдапет, вырастают кварталы многоквартирных, большей частью двух- трехэтажных домов. Их небольшие тесные квартирки городское жилищное управление продает в рассрочку мелким служащим" учителям - тем, кто по местным стандартам имеет средние доходы. Жилые дома возводят некоторые ведомства, крупные предприятия государственного сектора.

Но, несмотря на интенсивное строительство, население города испытывает острейший недостаток в жилье. Во многих окраинных районах Мадраса еще сохранились зловонные трущобы, в которых живет почти четверть населения города. Городские власти принимают энергичные меры по сносу этих рассадников антисанитарии и переселению их жителей в новые дома. К началу 1980 года в новые квартиры было переселено из лачуг более 35 тысяч семей. В ближайшие годы намечено построить еще 150 тысяч квартир.

Стихийный рост города невероятно усложнил и все другие тесно переплетающиеся между собой проблемы: обеспечение населения водой, медицинской помощью, школами, средствами транспорта и, наконец, работой.

Возьмем, к примеру, снабжение города водой. В большой степени оно зависит от количества дождевой воды, которую удается собрать в водохранилищах в период муссонных дождей. Но ею можно удовлетворять только треть потребностей населения. Чтобы решить проблему полностью, строится 200- километровый подземный канал, через который потекут в Мадрас воды реки Кавери. С его вводом снабжение населения водой удвоится.

* * *

Тамилнад - один из крупнейших индийских штатов. Экономически он самый мощный в Южной Индии. Он протянулся вдоль побережья Бенгальского залива почти на тысячу километров. По площади Тамилнад немногим более Чехословакии (130 тысяч квадратных километров), а по населению превышает ее втрое (45 миллионов человек).

Природа щедро одарила землю тамилов. Здесь мягкий тропический муссонный климат на равнине, субтропический - в горах. Более равномерно, чем на севере, распределяются осадки в течение года, которые приносят юго-западный и северо-восточный муссоны. И все же около трех четвертей территории штата отгорожено горами от влажных муссонных потоков, имеет полу засушливый климат.

В штате немало рек. А так как в сухие месяцы некоторые из них пересыхают, здесь с древних времен создаются водохранилища, собирающие дождевые воды и для питья и для орошения. Крупнейшие ирригационные сооружения расположены в бассейне реки Кавери - главной реки Тамилнада. Старейшая плотина Аникут была построена еще в XI веке. Во второй половине 40-х годов XX века создан Меттурский гидротехнический комплекс. Для полива широко используются грунтовые воды. В результате здесь орошается более 45 процентов посевных площадей - почти вдвое больше, чем в целом по стране. В сочетании с плодородными аллювиальными почвами Коромандельской прибрежной равнины это создает весьма благоприятные условия для земледелия. Когда, скажем, в конце года вы путешествуете по долинам рек, кругом, сколько видит глаз, расстилаются изумрудной скатертью рисовые поля. Штат дает восьмую часть собираемого в стране риса, который на юге - основной продукт питания.

В более засушливых районах на плато западнее Коромандельской равнины распространено и богарное земледелие. Там выращивают просяные - джовар и баджру, земляной орех и хлопчатник. А в горных районах - в Нилгири и Анамалаи - культивируются чай и кофе. В горах Анамалаи на высоте 1000-1300 метров выращивают также хинное дерево.

Полезными ископаемыми штат не очень богат. В основном это известняки, магнезит, ильменит, гипс. На базе известняков в штате выросло крупное производство цемента.

В районе Нейвели залегают лигниты. На их базе там в 60-х годах построена крупная тепловая электростанция. Создана она по советскому проекту, оснащена советским оборудованием. Ее мощность превышает 600 тысяч киловатт. Особая ценность ее для штата в том, что она весьма облегчает положение в засушливые месяцы, когда из-за недостатка воды гидростанции сокращают или вовсе прекращают производство электроэнергии

Вообще же недостаток электроэнергии - одно из главных препятствий для дальнейшего промышленного развития Тамилнада. К 1979 году установленные мощности электростанций достигли здесь только 2,7 миллиона киловатт. Положение несколько улучшится с завершением строительства в Калпаккаме под Мадрасом четвертой в Индии атомной электростанции мощностью 470 тысяч киловатт.

Наиболее развита в Тамилнаде текстильная промышленность. На 260 фабриках здесь занято до 40 процентов всех рабочих штата. Крупнейший центр текстильного производства - Коямпуттур, второй по величине город штата, который называют индийским Манчестером. Но помимо рабочих ткацких фабрик в Тамилнаде, как и в стране в целом, в ткацком производстве занято огромное количество кустарей. Об условиях труда и жизни этих людей, и не только тамилов, так как судьба у всех ткачей Индии общая, хотелось бы рассказать особо.

В начале 1978 года в Мадрасе проводилась Всеиндийская выставка-ярмарка ручного ткачества. На огромной площади близ форта Сент-Джордж раскинулся городок красочных павильонов из всех штатов страны. Оказавшись в любом павильоне, вы попадали в сказочный мир красоты, будто кто-то прикосновением волшебной палочки зажег радугу. Плоды труда и таланта индийских ткачей не могли не поражать воображения.

Каких только не было там тканей! Особенно красивы сари - традиционная одежда индийских женщин. Каждое сари - шести- или девятиметровый кусок ткани- законченное произведение искусства. Удивительной красоты узоры, тончайший, каждый раз очень удачный подбор цветов... Сари из тяжелого шелка с золотом и из шелка легкого, прозрачного, как вуаль. Хлопчатобумажные скромные рабочие сари и тоже хлопчатобумажные легкие и воздушные. Ткани в клетку, в разноцветную полоску, серебристые, золотистые, самых различных рисунков, цветов и оттенков. Шарфы и косынки, покрывала и накидки, пледы и одеяла и многое, многое другое.

Еще две тысячи лет назад Индия славилась своими тканями. Индийские ткачи сохранили и обогатили древние традиции, стали использовать новые материалы, чутко приспосабливать производство к требованиям и модам нашего времени.

По-прежнему ручному ткачеству принадлежит важное место в индийской экономике. К концу 70-х годов в Индии имелось 3 800 тысяч ручных ткацких станков. На них производится до трети выпускаемых в стране тканей. В этой отрасли трудится более десяти миллионов человек. По занятости населения она уступает только сельскому хозяйству.

Исторические перемены, современный социально- экономический прогресс мало затронули кустарное ткацкое производство. Оно находится в тисках сложнейших проблем. Ручное ткачество - дело семейное. Семья имеет один-два примитивных деревянных станка. Почти всегда они установлены в жилом помещении. Во всяком случае у меня сложилось такое впечатление от посещения многих ткачей. Днем это ткацкий цех, ночью - общая спальня.

Обычно в семье ткут все: отец, мать, взрослые сыновья и невестки, незамужние дочери. Взрослым неизменно помогают дети. Тканье - дело сложное, и ему учатся с детства. Поэтому ткачи чаще всего не отправляют своих детей в школу - ребята должны осваивать секреты ткацкого производства. Не случайно в семьях ткачей почти поголовная неграмотность. Заработки у ткачей, как правило, низкие.

Деревенские ремесленники ткут ткань ручным способом
Деревенские ремесленники ткут ткань ручным способом

Ткачи, не объединенные в кооперативы,- объект жестокой эксплуатации со стороны посредников, которых называют мастерами, хотя сами они не ткут. Посредники снабжают ткачей сырьем, покупают у них продукцию и организуют ее сбыт. Свадьбы, похороны, разные неотложные нужды заставляют ткача обращаться за кредитом к посреднику, который он получает обычно под высокий процент. Рано или поздно кустари оказываются в долговой кабале у посредников, от которой многим никогда не удается освободиться.

За годы независимости в Индии в интересах развития кустарного ткацкого производства предпринимались различные меры. Но сделанного до сих пор явно недостаточно. Пожалуй, самая эффективная и перспективная из принимавшихся мер - создание снабженческо-сбытовых кооперативов, в которых объединена сейчас примерно треть ткачей.

Я побывал в таком кооперативе, расположенном в 50 километрах от Мадраса в деревне Аямпетаи. С его созданием положение ткачей заметно улучшилось. Кооператив снабжает своих членов сырьем, закупает всю продукцию. Заработки ткачей - членов кооператива возросли в два раза. Во многих кооперативах создан фонд социального обеспечения, за счет которого кустарям, к примеру, предоставляют небольшие ссуды и займы.

В Индии придают большое значение проводимой программе модернизации и развития ручного ткачества. На ее осуществление ассигновано 3 миллиарда рупий. В ближайшие годы намечается охватить кооперативами более половины кустарей. Из 100 рупий пая, который должен при поступлении в кооператив внести каждый ткач, 90 рупий будет выплачивать правительство. Предусмотрены и многие другие меры помощи домашнему ткацкому производству: расширение кредитов, улучшение снабжения сырьем.

В городе Канчипурам, где делаются лучшие в стране сари, я побывал в кооперативах ткачей и с интересом наблюдал, как ловко в их руках снует челнок, как с каждой новой ниткой, наложенной на основу, вырисовываются удивительной красоты узоры. Какое зрение, какое чувство цвета нужно иметь, чтобы в полутемном, не знающем солнечных лучей помещении делать ткани, играющие всеми цветами солнечного спектра! Нельзя было не дивиться их таланту, трудолюбию и силе духа.

* * *

Тамилы, как уже отмечалось, очень древний народ. Энергичные и предприимчивые, они на протяжении веков мигрировали во многие страны Южной и Юго- Восточной Азии и даже в страны Африки. Наиболее велико тамильское население в соседней Шри-Ланке. Оно превышает там три миллиона человек - более одной пятой населения государства.

Древняя культура тамилов находит особенно яркое проявление в храмовой архитектуре. Вряд ли в другом районе страны вы увидите такое большое количество храмов, от крохотных придорожных до величественных, поднимающихся своими коническими башнями (гопурамами) на десятки метров. Местом паломничества для всех индуистов Индии стали храмы Канчипурама, Мадурая, Рамешварама, Чидамбарама, Танджавура и многих других мест.

Только в Канчипураме, что буквально значит "город тысячи храмов", считающемся одним из семи священных для индуистов городов Индии, имеется 124 храма. Некоторые из них построены в VI-VII веках. Не менее знаменит своими храмами Танджавур, бывшая столица империи Чола, которая процветала в X-XII веках. Здесь 74 храма. Недавно во внутреннем дворе самого величественного из них - храма Брахадишвара, построенного в X веке, были найдены фрески, не уступающие по художественной ценности знаменитым фрескам пещерного храма Аджанты.

Храмы Тамилнада считаются классическими в индуистской архитектуре. Их конические башни - гопурамы с наружной стороны, а также внутренние помещения сплошь украшены высеченной из камня скульптурой. Скульптурные композиции посвящены различным мифологическим сюжетам. Грандиозностью сооружения поражает храм Раманатасвами в Рамешвараме, который после Варанаси (Бенареса) считается вторым по значению индуистским центром Индии. Длина храма-305 метров и ширина-198 метров. Окружающий его коридор протянулся на 1220 метров. Сотни колонн по обе стороны коридора - образец удивительной красоты резьбы по камню. Каждая колонна рассказывает о каком-то мифологическом эпизоде. Не в меньшей степени захватывает воображение знаменитый храм Минакши в Мадурае, с его девятью величественными гопурамами, который многие считают образцом дравидийской архитектуры и скульптуры. Зал тысячи колонн, сооруженный в XVI веке, не имеет себе равных. Его считают чудом инженерного искусства: с любого места в зале перед вами открывается симметричная панорама. Каждая колонна-это монументальная, высеченная из каменного монолита скульптура, капителью которой является стилизованная фигура льва.

Чудо архитектурного искусства представляет собой храмовый комплекс в Махабалипураме, который в VI-IX веках был главным портом процветающей империи Паллавов. Прибрежный храм, высеченный из скальных монолитов, семь храмовых пагод, пещерные храмы VII века-свидетельство высокого уровня архитектуры и скульптуры того далекого времени. Не может не удивлять созданный в то же время крупнейший в мире наскальный барельеф. Четыреста вырезанных на нем фигур изображают легенду о том, как бог Шива даровал воды Ганга стране короля Бхагирата. "Перед нами грандиозная картина, подлинная фреска в камне,- с восхищением писал французский историк Рене Груссе.- Барельеф - шедевр классического искусства по композиции, искренности побуждений, которые собрали все эти существа вместе вокруг священных вод, по глубокой, яркой любви к природе".

Старинный храм в Махабалипураме (южнее Мадраса)
Старинный храм в Махабалипураме (южнее Мадраса)

Сохранились не менее замечательные памятники гражданской архитектуры. Один из них - 700-летняя крепость в Джинджи с мощными фортификационными сооружениями, административными и общественными зданиями, спортивными комплексами, складами, арсеналами, сложной системой водоснабжения. Столь же впечатляет и форт в Тируччираппалли, воздвигнутый на вершине скалы, вздымающейся на совершенно ровной местности.

Древнейшими памятниками тамильской литературы, дошедшими до наших дней, считаются произведения, объединенные общим понятием "литература Сангама". Они сгруппированы в восемь антологий и содержат 2279 поэм от 3 до 800 строк 473 поэтов и, кроме того, 102 поэмы анонимных. В них описываются события и жизнь тамилов первых трех-четырех веков нашей эры. Установить точно время создания Сангама пока не удалось. Во всяком случае в работе известного историка К. А. Нилаканта Шастри "История Южной Индии" приводятся различные свидетельства, позволяющие считать, что литература Сангама относится к самым первым векам нашей эры.

Блестящим литературным памятником тамилов, переведенным на многие языки, включая русский, является всеобъемлющая книга-наставление по вопросам этики, политики и любви "Тирукурал". Автором курала (буквально: куплетов), содержащего 1330 двустиший, считается Тируваллувар, живший самое раннее в 450- 550 годах. Курал - национальная гордость каждого тамила. По любому поводу он может процитировать оттуда афоризм, который окажется самым точным, уместным и ярким комментарием к данной ситуации.

Поразительным совершенством форм и пропорций, пластичностью и одухотворенностью славится бронзовая скульптура периода Чола, созданная мастерами Танджавура. По праву первое место среди этих шедевров IX-X веков принадлежит изваянию бога танца Натараджи, одного из воплощений бога Шивы, совершающего свой знаменитый танец. Столько экспрессии, бурного выражения эмоций в танце, что кажется, перед вами не статуя, а живой, искусный, полный огня танцор. В танджавурской бронзе нашли свое воплощение практически все боги из богатейшего индуистского пантеона. Но, как Шива в образе Натараджи, они воспринимаются живыми людьми, полными гармонии и красоты. И поныне жива эта художественная традиция, и до сих пор мастера Танджавура создают из бронзы свои замечательные творения. В каждом хорошем магазине вы сможете приобрести статуэтки Натараджи, бога Кришны, его жены Лакшми, бога Ганеша и других.

В двухстах километрах к югу от Мадраса есть небольшой город Чидамбарам. -Его гордость и главная достопримечательность - монументальные сооружения индуистского храма Натараджи. Его начали строить южноиндийские династии в IX веке. Кроме зала с тысячью колоннами храм знаменит тем, что в скульптуре, украшающей два его гопурама, запечатлены сто восемь поз классического ритуального танца. Сто пятьдесят лет назад он получил название "Бхарата натьям" по имени легендарного монарха Бхараты, который две тысячи лет назад описал все сто восемь элементов этого танца в трактате "Натьяшастра".

Одно время храм стала часто посещать интересная девушка. Два года она внимательно изучала каждую танцевальную позу, застывшую в камне, расшифровывала надписи под нею, фотографировала скульптуру. Параллельно она проделала такую же работу еще в двух храмах - в Танджавуре и Кумбаканаме. Затем все, что изучила в храмах, скрупулезно сравнивала с описаниями в трактате "Натьяшастра".

Это была Падма Субраманиям, которая к тому времени стала уже магистром искусств и известной танцовщицей. Исполнение ею "Бхарата натьям" неизменно высоко оценивалось критикой. Она выступала во многих странах, в том числе в Советском Союзе.

Но сама Падма не была удовлетворена тем, что достигла. Дело в том, рассказывала она нам, что с веками многое из этого классического танца было утрачено. Многие танцовщицы механически повторяли заученные элементы, не обогащая танец, а что-то неизбежно теряя. И Падма решила восстановить замечательный танцевальный стиль в его первозданной красоте и полноте, теснее связать его с фольклором, обогатить элементами народного творчества, сделать ближе широким массам.

И чудо свершилось! Все, что было запечатлено в камне и описано в древнем трактате, ожило и засверкало в захватывающих дух и воображение танцах Падмы. "В ее искусстве - сила, красота и лиризм,- писал критик в журнале "Иллюстрейтед уикли оф Индиа".- Оно приносит эстетическое и интеллектуальное удовлетворение. Этого удается достичь очень немногим исполнительницам".

Нам посчастливилось посмотреть одну из ее последних танцевальных композиций - сцены из жизни бога Кришны. По индуистской мифологии в Кришне нет ничего божественного. Он живой человек, прославившийся и своими проказами и своими подвигами. Это и очаровательный младенец, и шаловливый мальчишка, и безобидный обманщик, и пылкий любовник, и преданный друг, и отважный рыцарь, защитник слабых и обездоленных. И во всем своем многообразии этот любимый в народе персонаж из мифологических преданий получил изумительное воплощение в изобретательной и яркой программе Падмы, в которой драматизм сочетается с тонким лиризмом, патетика с юмором. Нужно было видеть, как несколько тысяч зрителей буквально слились с подмостками, чутко реагируя на каждый жест, на каждое движение души своего героя. Это было высокое искусство, ведь Падма предъявляет к себе большие требования. Главное, считает она, ее искусство должно служить народу, обогащать его, воспитывать нравственно и эстетически. Уже давно она добивается, чтобы изучение искусства танца было включено в программы школ и гуманитарных колледжей.

Падма Субраманиям - исследователь и актриса, композитор и хореограф, педагог и общественный деятель. Она завершает труд, посвященный искусству индийского классического танца, и будет защищать его как докторскую диссертацию. Одновременно она руководит созданной ее отцом школой танца и сама там преподает. Примечательно, что обучение в школе бесплатное для тех, кто обладает талантом, но не в состоянии платить за учебу. Среди выпускниц школы ныне много известных танцовщиц. Некоторые из них создали свои школы "Бхарата натьям" в Южной Америке, Франции, Канаде.

Актриса - большой друг нашей страны. Двадцать пять лет назад ее отец К. Субраманиям основал в штате Тамилнад отделение индийско-советского культурного общества. Падма активно участвует в его работе, выступает на организуемых им митингах, дает для членов общества бесплатные концерты.

Так древнее искусство, возродясь в танцах Падмы Субраманиям, вновь засверкало для людей.

Тамилы гордятся своей древней культурой, бережно сохраняют ее памятники, старые традиции. И в живописи, и в ваянии, и в литературе, и в кино до сих пор чрезвычайно популярны мифологические сюжеты. Современные отели и здания носят имена давно ушедших династий Чола, Пандья, Чалукья, Виджаянагар. Люди знают свою историю, помнят о подвигах национальных героев.

Но эту здоровую гордость прошлым культурным наследием мелкобуржуазные националистические круги стремятся использовать в узких своекорыстных целях, направленных против интересов Индии, чуждых интересам самого тамильского народа. Националистическое дравидийское движение, выражавшее прежде всего противоречие интересов буржуазии юга с интересами буржуазии севера страны, всемерно поддерживалось англичанами. Проводя в Индии политику "разделяй и властвуй", они натравливали друг на друга представителей разных народов, религий, каст. Поддерживая Партию справедливости, а позже Дравидийскую партию тамильских националистов, англичане надеялись отвлечь внимание масс от задач освободительной борьбы, направить их энергию в русло междоусобных конфликтов.

Но и после завоевания народом Индии независимости мелкобуржуазные националисты долгое время действовали вразрез с задачами строительства единого независимого государства. Партия Дравида мунетра кажагам (Дравидийская прогрессивная партия), созданная в 1949 году, стала наследницей идеологии и политики Партии справедливости и Дравидийской партии. Она выдвигала лозунги выделения всего юга страны в самостоятельное государство Дравидистан, позже, когда эта сепаратистская политика получила общенациональный отпор, требовала предоставить югу страны неоправданно широкую автономию. Именно эта партия в 60-е годы возглавила реакционное движение против использования на юге страны языка хинди, которое вылилось в беспорядки, нанесшие большой ущерб штату и стране в целом.

Дело в том, что хинди провозглашен конституцией Индии официальным государственным языком всей страны. Однако ввиду того что во времена колониального господства таким официальным языком был английский, который за два столетия вошел в обиход как средство межнационального общения, было предусмотрено его использование для официальных целей до 25 января 1965 года. Но вскоре стало ясно, что к этому сроку на практике трудно будет перейти к употреблению только языка хинди как единого общегосударственного языка, и законом 1963 года было решено, что наряду с ним в качестве официального языка и далее будет в ходу также английский.

В движении против языка хинди явно просматривались политические расчеты его организаторов - националистических кругов Тамилнада. Вопрос о языке был только предлогом для продвижения сепаратистских целей южноиндийской буржуазии в ее конкурентной борьбе с буржуазией севера страны. Она считала, что сможет по-настоящему развернуться, если четыре южноиндийских штата отделятся от Индии. Когда же под давлением обстоятельств, в частности после принятия поправки к конституции Индии в 1963 году, объявившей вне закона сепаратистские движения, от лозунга создания Дравидистана пришлось отказаться, южноиндийской, главным образом тамильской, буржуазии как раз и понадобилось спровоцировать движение против языка хинди. С помощью широкой демагогии она повела борьбу за массы, с тем чтобы добиться устранения правительства Национального конгресса в штате Мадрас, которое выдавалось за агента брахманской верхушки севера. В конце концов эта тактика позволила националистам прийти к власти в штате в 1967 году.

Реакционная суть движения, развернутого Дравидийской прогрессивной партией, представляющей интересы небрахманской буржуазии и сельской верхушки Тамилнада, очевидна. С помощью националистических лозунгов эта мелкобуржуазная партия стремилась затушевать классовые противоречия в штате, помешать борьбе трудящихся города и деревни против эксплуатации со стороны собственной буржуазии.

Передовые люди юга Индии, подлинные демократы всегда были противниками отделения этих районов от остальной Индии, сознавая, что общность истории, культуры, развития производства объединяет все народы страны в единое государство с общими историческими целями. Среди таких индийских патриотов особо стоит имя великого тамильского поэта, активного участника освободительной борьбы Субрамания Бхарати.. Мне вспоминаются многочисленные мероприятия, посвященные 55-й годовщине со дня смерти поэта, которые проводились повсюду в стране в сентябре 1976 года. В те дни неизменно отмечалось, что тамильский поэт воспевал Индию-мать, объединяющую в одной семье детей всех национальностей страны. "Все мы - дети Индии! - восклицал поэт.- Что за жизнь без единства!"

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"