предыдущая главасодержаниеследующая глава

Основные этапы развития феодальных отношений в древности и средневековье

(Сокращенный текст статьи "Основные этапы развития феодальных отношений в Индии в древности и средневековье". - Узловые проблемы истории Индии. М., 1981, с. 96 - 117.)

<...> Таким образом, история доколониальной Индии представляет собой историю становления и развития феодальной формации.

Можно предложить примерно следующую периодизацию истории Индии в древности и средневековье.

I. Первобытность (последняя стадия). Возникновение производящего хозяйства на северо-западе Индии ("неолитическая революция").

II.А. Переходный период к классовому обществу. Разложение первобытных и возникновение раннеклассовых отношений в долине Инда. - Первая половина III тысячелетия до н. э.

III.Б. Раннеклассовое общество на северо-западе Индии (Хараппская цивилизация). - XXIV - XVI вв. до н. э.

IV.A. Переходный период к классовому обществу.

А.1. Разложение первобытных отношений ("военная демократия") на большей части территории Северной Индии и на северо-западе Декана. ... - II тысячелетие до н. э.

А.2. Возникновение раннеклассовых отношений в Северной Индии и на северо-западе Декана - генезис феодального общества. - Первая половина I тысячелетия до н. э.

V.Б. Раннеклассовое (раннефеодальное) общество.

Б.1. Первая стадия раннего феодализма с преимущественно государственной эксплуатацией ("древнефеодальное" общество) на большей части Северной Индии и в ряде областей Деканского п-ва. - Ок. VI - V вв. до н. э. - III в. н. э.

Б.2. Вторая стадия раннего феодализма, характеризующаяся массовым формированием частного феодального землевладения на большей части Индии. - Примерно IV - VII вв.

VI.В. Развитой феодализм на большей части территории Индии. - Примерно VIII - XVIII вв.

В.1. Первая стадия развитого феодализма. - Примерно VIII - XVI вв.

В.2. Вторая стадия развитого феодализма (прервана колониальным завоеванием). - XVII - XVIII вв.

Как и всякая периодизация, эта схема в значительной степени условна, прежде всего потому, что исторический процесс непрерывен, различные экономические механизмы и социальные институты развиваются неравномерно и не всегда их эволюция находит достаточно красноречивое отражение в источниках. <...> При крайне незначительном числе свидетельств даже по вопросам, представляющимся наименее спорными, статистический подход почти полностью исключен. Один из способов установления исторической значимости фактов - их интерпретация как элемент последовательно развивающейся системы общественных отношений, реконструируемой логически и уточняемой по мере накопления и перепроверки достоверности данных <...>

Несмотря на условность, обоснование и уточнение периодизации есть важный инструмент осмысления исторического процесса, выявления как конкретного для данного общества и региона исторического пути, так и места этой эволюции в общей картине мирового прогресса. В данной схеме показана повторность процесса классообразования и сложения государственности, прерванного гибелью Хараппской цивилизации и варваризацией населения на ее территории. Аналогичность процессов формирования классового общества (при различных уровнях производительных сил и неидентичности их в деталях) подчеркнута одинаковостью буквенных индексов (А, А.1, А.2). Замедленность развития индийского общества видна и по временному охвату раннеклассового периода, и по довольно отчетливому разделению стадий преимущественно государственной формы феодальной эксплуатации (Б.1) и преимущественно частной формы (Б.2). Эти стадии могут быть выделены и на европейском материале, поскольку сущность процесса одинакова, но процесс, который в условиях Европы раннего средневековья занял несколько веков, в Индии растянулся более чем на тысячелетие. <...>

В предложенной схеме не учитываются столь характерные для Индии обширные отстающие в историческом развитии районы, проходящие указанные стадии эволюции с опозданием или с какими-то деформациями (например, ускоренное развитие или историческая деградация). Народы громадных территорий остались на уровне первобытности. Такая неравномерность развития не могла не оказать существенное влияние на исторический процесс. Взаимодействие передовых и отсталых обществ в условиях Индии привело к созданию общинно-кастовой системы и большому замедлению эволюции социально-экономических отношений.

Изучение исторического процесса в Индии вполне подтверждает универсальность закономерностей общественной эволюции, выявленных марксистской исторической наукой. Для объяснения индийского варианта нет необходимости изобретать новый, "азиатский" способ производства.

Наиболее важной специфической чертой индийского варианта феодальной формации представляется сложная общинно-кастовая структура, разделявшая общество на многочисленные противостоящие друг другу прослойки, связанные в то же время, несмотря на социальный антагонизм, системой взаимных услуг и отношений зависимости. По мнению В. И. Павлова*, усложнение этой общественной структуры и сохранение нечеткости классовых характеристик многочисленных социальных слоев в противоположность происшедшей в европейских странах классовой поляризации свидетельствуют о незавершенности формирования зрелого феодального общества и объясняют замедленность темпов исторической эволюции. Такое понимание в целом представляется правильным. Индийский вариант феодализма отличают затянутость всех процессов, крайний консерватизм традиционных форм общественной организации и идеологии.

* (Павлов В. И. К стадиально-формационной характеристике восточных обществ в новое время. - Жуков Е. М., Барг М. А., Черняк Е. Б., Павлов В. И. Теоретические проблемы всемирноисторического процесса. М., 1979.)

К концу средневековья феодальная формация только подходит к середине своего существования, несмотря на то что феодальные отношения господствовали в Индии уже около двух с половиной тысяч лет. Впрочем, возможно, они были уже в хараппскую эпоху (период III.Б).

В настоящее время еще нет возможности дать достаточно доказательную и полную характеристику происхождения и развития социально-экономического строя хараппского общества. Все же археологические данные позволяют говорить о существовании сильной государственной власти, большой имущественной дифференциации, крупных городов - ремесленных, торговых и политических центров.

Учитывая единообразие хараппской культуры, некоторые ученые полагают, что существовало одно огромное государство, другие более осторожны в своих суждениях, но вряд ли можно сомневаться, что сельская округа крупных городов находилась в подчинении у концентрировавшейся в городах государственной власти. В связи с этим логично предположить, что земледельческие поселения облагались государственными податями, взимавшимися в натуральной форме. Реальным проявлением этой налоговой эксплуатации служат зернохранилища в городах, способные вместить по нескольку тысяч тонн зерна (в Хараппе площадь амбаров составляла 3468 кв. м). Учитывая большую численность населения крупнейших городов (Мохенджо-Даро - не менее 30 тыс. человек, возможно, ок. 100 тыс.) и его ремесленно-торговую специализацию, трудно предполагать, что эти запасы зерна могли быть созданы земледельческим трудом самих горожан. Нет никаких археологических свидетельств существования земледельческого рабовладельческого производства на основе царского или храмового хозяйства, как и самих этих хозяйств. Известно лишь, что собранное в амбарах зерно перерабатывалось работниками, по-видимому находившимися в положении зависимости, возможно, рабами. Таким образом, предположение о налоговой эксплуатации земледельцев, живших в деревнях вокруг городов, при настоящем уровне знаний кажется наиболее обоснованным. С нашей точки зрения, это форма феодальной государственной эксплуатации. Внеэкономическое государственно-феодальное подчинение аграрной периферии городов дополнялось экономическими связями - частным продуктообменом через городские рынки и мелочную торговлю.

Восходящая линия исторического прогресса в XVIII - XVI вв. до н. э. была прервана гибелью Хараппской цивилизации и регенерацией на этой территории доклассового общества в стадии разложения (период IV.A.1). Мы видим движение вспять обусловленное в конечном счете победой над хараппанцами варварских племен. При видимой примитивности их культуры это были земледельцы, пользовавшиеся металлическими (бронзовыми и медными) орудиями. Таким образом, уровень "военной демократии", уже пройденный в III тысячелетии до н. э. на базе энеолитической техники, мы теперь наблюдаем на качественно новой основе. В течение II тысячелетия до н. э. стадия "военной демократии" достигается наиболее развитыми индийскими племенами по всей Северной Индии и на северо-западе Декана. Характерно слияние постепенно деградировавшего пост-хараппского общества в Гуджарате с соседним поднимающимся варварским земледельческим обществом на некоем среднем уровне.

Хотя и дравидийские племена, и носители культуры "медных кладов и желтой керамики", и арии, мигрировавшие в Индию через Афганистан в последние века II тысячелетия до н. э., стояли на примерно одинаковом уровне развития, стадиально арии, по-видимому, имели преимущество в виде большей дифференцированности общества, четкого деления на социальные ранги - варны, военной организации и техники <...> К концу периода обнаруживается доминирование арийских племен на значительной территории Северной Индии (долина Джамны - Ганга и Пенджаб).

Особенно важно, что более высокий уровень социальной организации ариев по сравнению с автохтонами в дальнейшем имел следствием многостороннее влияние арийского общества на социальную и политическую структуру местных народов, на их духовную культуру и идеологию, на их язык. Это воздействие ариев, часто условно именуемое "арианизацией", придавало определенную форму сложным процессам синтеза арийской и местных общностей и дальнейшему развитию складывающегося в результате этого синтеза индийского общества. Для нашей темы главное значение имеет один аспект арианизации - распространение варновой формы сословной организации и дальнейшая трансформация варнового строя в кастовую систему.

Начальным пунктом процесса социального размежевания в племенах ариев было выделение военной и жреческой социальных функций и возникновение в связи с этим соответствующей наследственной специализации. Так возникли три сословия - варны: кшатриев, брахманов и простонародья - вайшьев. Руководящая роль кшатриев и брахманов и содержание их за счет труда непосредственных производителей - вайшьев положили начало процессу возникновения государства и классов. На этой стадии общественно полезное содержание деятельности руководящих варн кшатриев и брахманов не только осознавалось племенным сообществом, но и действительно преобладало. Обострение социальных противоречий и возникновение классового антагонизма относятся к следующему периоду - периоду генезиса феодальной формации (IV.A.2).

Нижняя граница этого периода - начало I тысячелетия до н. э. - очень неопределенна и условна не только из-за недостатка данных, но и потому, что процесс разложения первобытных отношений и формирования раннеклассовой государственности постепенен и долог. Мы можем только сказать, что примерно на рубеже II и I тысячелетий до н. э. начинают складываться отношения господства - подчинения, эксплуатации, возникают варварские раннеклассовые государства на основе племен и союзов племен, которых в VIII - VI вв. до н. э. по более поздним источникам можно насчитать около тридцати. Из них государство Куру-Панчала, возникшее из объединения двух союзов племен, охватывало в VIII - VII вв. до н. э. уже значительную территорию. В "Ригведе", редакция которой может быть примерно датирована X в. до н. э., упоминаются война десяти раджей* и другие факты, которые можно истолковать как свидетельство укрепления и постепенного узурпирования власти в некоторых племенных объединениях вождями-раджами, становящимися с течением времени наследственными правителями.

* (Ригведа VII. 33.)

В X мандале "Ригведы", считающейся наиболее поздней, упоминается варна шудр. Она возникла главным образом в результате покорения автохтонного населения ариями, хотя начало ей положила, видимо, прослойка ариев - изгоев. На этой основе начинается коллективная эксплуатация племенами победителей - ариев побежденных племен дравидийского, мундаского, тибето-бирманского и иного происхождения. Вероятно, большая часть шудр продолжала вести свое хозяйство, отдавая часть произведенного продукта господствующим общинам ариев. Эти отношения, сходные с илотией, мы считаем формой феодальной эксплуатации. Одновременно появляется эксплуатация дасов - рабов и разного рода зависимых, а также наемных работников. Эти категории угнетенного населения вербуются в основном из представителей автохтонного населения. <...> В то же время в среде самих ариев отношения эксплуатации на этом этапе фактически еще не возникли. Первой массовой формой социального угнетения стало господство племени над племенем, общины над общиной. Главную роль в этом угнетении играла коллективная феодальная эксплуатация. <...>

Само появление у ариев на стадии разложения первобытного общества нетрудовых слоев - кшатриев и брахманов - указывает на принципиальную решенность вопроса о присвоении части материальных благ, созданных трудом вайшьев - рядовых соплеменников, уже в это время. Однако отчисления в пользу руководящей верхушки были еще невелики, и своекорыстное их использование не приняло четко выраженной формы. <...>

Прямое военное насилие, грубые жесткие формы господства - подчинения должны были бы, как чаще всего представляется историкам, приводить к рабству.. И рабство действительно возникает вместо военного истребления чужаков или их ритуального жертвоприношения. Однако производственное использование рабов требует соответствующей организации хозяйства, достаточно массового кооперирования труда рабов. Рентабельное рабовладельческое хозяйство в основной сфере производства сразу возникнуть не может и требует для своего развития ряда условий, - прежде всего, видимо, развитого товарообмена. Подобное рабовладельческое хозяйство начинает спорадически складываться в Индии на следующей исторической ступени (V.B.I), во второй половине I тысячелетия до н. э. Большинство рабов занимало положение слуг и низших членов патриархальных семей. Единичное и случайное использование труда таких рабов, как правило, приводило лишь к включению их в производство на подсобных, неосновных работах или даже оставляло в непроизводственной сфере услужения. Иными словами, существующее в подобных формах рабство почти не оказывает прямого воздействия на способ производства. Таким в основном и было рабство в Индии, в особенности на ранней стадии классообразования.

В противоположность рабовладению условия возникновения феодальной эксплуатации органично вытекают из порядков, складывавшихся при разложении первобытного общества. Возникновение даннических отношений возможно еще на догосударственной стадии*. Регулярное взимание дани приводит к установлению ее размера как определенной доли продукта, отчуждаемого с каждого отдельного хозяйства. Величина прибавочного продукта была невелика, однако это компенсировалось массовостью эксплуатации, большой численностью податного населения. Даже при низком уровне производительных сил и малой величине ренты общий объем аккумулируемого господствующей группой продукта оказывался достаточным, особенно если учесть натуральный характер его потребления и примитивный быт господствующего слоя в этом варварском обществе. <...>

* (Регулярное отчуждение избыточного продукта как начальная форма эксплуатации засвидетельствовано у ряда весьма примитивных народов, сохранявших еще черты первобытнообщинного строя. См.: Першиц А. И. Даннмчество. М., 1973 (IX Международный конгресс антропологических и этнографических наук). Чикаго, сентябрь 1973 (Доклады советской делегации).)

Во второй половине I тысячелетия до н. э. илотия была широко распространена в ганах и сангхах, общинах - республиках, возникавших на основе племен, которые сохранили архаические раннеклассовые порядки в большей мере, чем крупные монархические государства. Такие общественные структуры следует рассматривать как стадиально предшествующие более высокоразвитым обществам в Магадхе и других исторически передовых областях. Нам кажется по логике вещей и по некоторым намекам источников, что коллективная эксплуатация сходного типа, но в более мелких социальных структурах (территория клана, общины) существовала и в монархических государствах. <...>

Не исключено и использование в нарождающихся эксплуататорских хозяйствах наемного труда, в следующем периоде игравшего в Индии заметную роль. Однако в описанной ситуации наемный труд только формально может представляться как имеющий в основе исключительно экономическое принуждение. На самом деле в большинстве случаев здесь огромную роль играет внеэкономический фактор - социально приниженное положение работника. <...> Эксплуатация наемного труда <...> в большой мере основывалась на внеэкономическом принуждении - на кастовом угнетении - и в основном охватывала низкокастовые, наиболее социально приниженные слои. <...>

Складывающееся индоарийское общество предстает как сословное. <...> Господствующий слой складывался главным образом из кшатриев и брахманов. Цари, высшая аристократия, военная прослойка в монархических государствах, господствующая община в республиках были кшатриями. Исключений известно немного. Часть аристократии, большая часть чиновничества, прослойка, занятая исполнением религиозно-идеологических функций, состояли из брахманов. Обе эти варны имели источником существования жалованье из казны и земельную собственность, а брахманы пользовались также доходом от исполнения ритуала и т. п. В связи с развитием имущественных отношений в некоторых случаях фактическое положение отдельных представителей господствующих варн могло оказаться бедственным. Так, давно уже отмечали появление примерно в середине I тысячелетия до н. э. брахманов, живших унижающими их достоинство и варновую чистоту занятиями - разными видами подсобного физического труда. Значительные массы кшатриев стали наемными воинами. Но и в случае обеднения само их рождение, сословная принадлежность продолжали определять их социальный статус и способ существования в составе эксплуататорского слоя. В целом же сословия кшатриев и брахманов представляли собой наиболее имущую часть населения. Богатством обладали крупные купцы, но их сфера деятельности лежала обычно вне почти всеохватывающей системы аграрных отношений, хотя известно, что и купцы в некоторых случаях оказывались феодальными землевладельцами. <...>

На основе сословно-кастовых отношений господства - подчинения в основном и складываются формы эксплуатации в сельских общинах, государствах - республиках, в монархических государствах. Наиболее распространенной, массовой была феодальная эксплуатация.

Самой ранней феодальной формой была, насколько можно судить, коллективная собственность общины - государства (ганы, сангхи). <...> Возможно, почти одновременно с нею появилась и частная феодальная собственность. В первые века I тысячелетия до н. э. (период IV.А.2) уже существовало частное владение деревнями. Собственниками были брахманы, получавшие деревни и участки земли главным образом в качестве религиозных дарений, члены царского рода, вероятно, и другие представители аристократии. Естественное увеличение числа потомков приводило, как можно предположить, к возникновению брахманских и кшатрийских эксплуататорских сельских общин. К сожалению, прямых указаний на это источники до начала I тысячелетия н. э. не дают. Впоследствии общины брахманов упоминаются, причем есть сведения и о дарениях участков земли группам брахманов. При измельчании со временем долей совладельцам иногда приходилось от эксплуатации чужого труда (общинников - землевладельцев, арендаторов, наемных работников, рабов) переходить к. земледелию своими силами. Должны были существовать мелкие клановые эксплуататорские общины вайшьев и шудр. Во второй половине I тысячелетия до н. э. засвидетельствованы служебные частные владения деревнями и участками земли. Государи жаловали деревни также в знак милости.

Внутри общин частная феодальная эксплуатация арендаторов была массовым явлением. Частное же владение деревнями по сравнению с государственной формой собственности оставалось незначительным до первых веков н. э. Примерно с III - IV вв. государственная форма феодальной эксплуатации стала заменяться частной. <...>

Власть феодала над населением обеспечивала в значительной мере внеэкономическое принуждение и была необходимой предпосылкой феодального производства и сложения социальной организации феодализма на первом большом этапе его существования.

В этой связи нельзя не отметить функциональное тождество так называемого суверенитета древнего индийского государства, существовавшего главным образом за счет поземельного налога, с властью частного феодала. Поэтому "верховную" собственность можно назвать собственностью - суверенитетом. В этом определении вторая его часть подчеркивает невозможность реализации имущественных прав без публично-правовой власти такого собственника.

Обрисованные выше отношения собственности стали складываться уже в начале I тысячелетия до н. э. (период IV.A.2). Этот процесс шел одновременно со становлением государства, возникавшего на базе отдельных племен и союзов племен. К середине I тысячелетия н. э. укреплявшиеся институты раннеклассового общества приобрели выраженную форму, стабилизировалась вся система социально-экономических отношений, существовавшая затем в течение длительного времени.

Помимо указанного наблюдения общего характера о завершении генезиса раннеклассового общества можно судить по такому важному показателю, как установление поземельного налога с большинства земель (суходольных) в 1/6 часть урожая (шад-бхага). Эта норма оказалась более или менее соответствующей прибавочному продукту, создававшемуся в общинах, и сохранялась до конца I тысячелетия н. э. Во второй половине I тысячелетия до н. э. (период V.Б.1) получило распространение служебное феодальное землевладение. Широкий процесс включения в социальную структуру низкокастовых вел к становлению внутриобщинной системы господства-подчинения и взаимного обмена услугами, т. е. к появлению индийской кастовой общины. Некоторый подъем наблюдался в рабовладельческом производстве, хотя экономическое значение рабовладельческого уклада было весьма невелико. В период V.Б.1 возникают крупные государства, <...> снижается роль племенных общностей. В развитых районах управляет государственная администрация при сохранении низовых административно-фискальных функций за общинными организациями, что характерно для всей феодальной эпохи. <...>

Вторая стадия раннего феодализма (период V.Б.2) устанавливается по массовому появлению дарственных грамот, содержащих пожалования деревень, что было вызвано необходимостью ограждения собственности владельцев брахмадейи и деваданы в условиях повсеместного превращения государственных земель в частные феодальные владения. Возникает иерархическая система вассальных отношений феодалов, возвышающаяся над общиной.

Мы можем констатировать, что примерно с VIII в. феодальная формация приобретает законченное выражение и в базисных, и в надстроечных институтах. Раджпутское завоевание Северной Индии показало ее жизнестойкость: раджпуты восприняли все основные черты сложившегося феодального строя. В короткий срок на основе нового этнического состава феодалов воссоздавалась иерархическая феодальная структура. Кланово-племенные элементы в организации класса феодалов не имеют здесь существенного значения; они характерны для всего периода развитого феодализма (периоды VI.B.1 и VI.В.2).

В XVII - XVIII вв. заметно увеличивается норма эксплуатации на основе, в частности, повышения уровня производительных сил к концу средневековья. Большое значение приобретают формы эксплуатации на основе "подчиненной" собственности. Растет товарное производство. Возможно, это следует рассматривать как симптомы дальнейшей эволюции развитого феодализма, второй его фазы (VI.В.2).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"