предыдущая главасодержаниеследующая глава

Производительные силы <и торговля>

(Далее текст из главы "Возникновение феодальных отношений", с. 25 - 33.)

До сих пор мы очень мало знаем об уровне производительных сил в Индии на рубеже нашей эры. Результаты новых археологических работ еще не систематизированы, к тому же индийские археологи пока что сравнительно немного интересовались железным веком и наиболее внимательно изучали древнейшие слои городищ.

В развитых районах Индии железные орудия полностью вытесняют медные и бронзовые в V - VI вв. до н. э. В Северной Индии к этому времени исчезают каменные орудия, применявшиеся до того беднейшими слоями населения наряду с бронзовыми. Ассортимент орудий увеличивается, что указывает на дифференциацию трудовых операций, техническую специализацию. Большую роль в совершенствовании ремесленного производства сыграли наследственное закрепление профессий и регламентация деятельности ремесленников в результате образования примерно в V в. до н. э. - V в. н. э. цеховых организаций (шрени, сангха) и сходных с ними по функциям профессиональных каст - джати.

Число упоминаемых в источниках ремесленных специальностей относительно велико. Специализация ремесел в цеховых и кастовых корпорациях имела большое прогрессивное значение, способствовала повышению производительности труда, накоплению ремесленных навыков, совершенствованию качества изделий. Примечательно, что о рабах - ремесленниках в источниках почти нет сведений. Некоторые исследователи* говорят о рабынях-прядильщицах, якобы упоминаемых в "Артхашастре" (ΙΙ. 23). Однако из текста видно, что царская прядильная мастерская (сутрашала) представляла, по существу, нечто вроде работного дома, где использовался труд женщин, лишенных нормальных источников существования: вдов, калек, состарившихся проституток. Эти прядильщицы в мастерской лишь получали сырье и сдавали готовую продукцию. Им платили сдельно. "Артхашастра" рекомендует поощрять их старательность подарками. Понятно, что их трудно называть рабынями. Часть прядильщиц работала принудительно: это были преступницы, отбывавшие срок наказания или осужденные пожизненно. Можно, конечно, говорить, что практически эта последняя категория работниц не отличалась по своему положению от рабов. Следует отметить также, что прядение было обычным женским занятием и выделение его в качестве особой ремесленной специальности относится к позднему времени. Что же касается более квалифицированных ремесленных специальностей, то "Артхашастра" неизменно говорит о лично свободных мастерах, работающих за плату. Это не означает, конечно, что рабов - ремесленников не было в Индии вообще. Они упоминаются в эпиграфике**.

* (Ильин Г. Ф. Основные проблемы рабства в древней Индии. - История и культура древней Индии. М., 1963; Цыганков Ю. Я. Древнеиндийский город (по данным "Артхашастры"). - КСИВ. М., 1963, № 61.)

** (Например, в надписи времени Канишки фигурирует раб (dasa) Агишала - архитектор (navakarmia). - СП, vol. II, pt. I, 1929, с. 137. Этот факт показывает, что иногда люди высокой квалификации могли оказаться в положении рабов.)

Сохранившиеся предметы искусства (изящные ювелирные изделия, тонкая резьба по камню) могут служить косвенным подтверждением высокого уровня производительных сил в указанный период. Создаются скульптурные школы - Матхуры, Амаравати, Гандхары. Позднее возникает замечательное искусство времени Гуптов, пещерные и наземные каменные храмы и монастыри. Архитекторы от дерева переходят к новому строительному материалу - камню.

О высоком уровне металлургии свидетельствуют находки статуй, отлитых из бронзы. Бронзовая фигура Будды из Султанганджа высотой около 2 м весит почти тонну. Литейщики, создавшие эту статую, должны были для получения такого количества расплавленной бронзы уметь строить большие плавильные печи. До сих пор ученых поражает шедевр древнеиндийских металлургов - знаменитая колонна из Мехераули, столб в Дели высотой 6,7 м и около 40 см в диаметре из железа, не подвергающегося коррозии. На колонне имеется надпись начала V в. н. э., скорее всего и колонна была изготовлена в это время. Сохранились обломки другой подобной же колонны из железа. Несомненно, индийские металлурги обычно обходились весьма простым оборудованием, хотя и очень специализированным, как это видно из данных "Артхашастры"*. Но при ручном труде качество изделий зависит в основном не от техники, а от трудовых навыков мастера, тем более что нужно было изготавливать, как правило, небольшие предметы. Искусство индийских металлургов, можно сказать, получило мировое признание: одним из главных товаров, вывозившихся из Индии в Римскую империю в I в. н. э., была сталь**, а также железо, не подвергавшееся коррозии***. Последнее обстоятельство показывает, что опыт создателей знаменитой колонны из Мехераули отнюдь не был уникальным.

* (Артхашастра II. 12 - 14.)

** (Псевдоарриан. Плавание вокруг Эритрейского моря. - ВДИ. 1940, № 2, с. 266 (далее - Псевдоарриан).)

*** (Пигулевская Н. В. Византия на путях в Индию. М., 1948, с. 81.)

Данные о применении железных орудий в ремесле и сельском хозяйстве скудны, но и при лучшей археологической изученности получить сведения о росте производительных сил в сельском хозяйстве, может быть, будет нелегко: ведь даже в современной Индии почти единственная металлическая часть сельскохозяйственных орудий - это сошник, обычно представляющий собой железную накладку на рабочей части деревянного плуга. Мы можем лишь косвенным образом судить о распространении железа в индийской деревне по любопытному упоминанию в дхармашастре Вишну: там в числе объектов мелких краж, таких, как пряжа, хлопок, коровий навоз (очевидно, как удобрение или топливо), молоко, масло, трава, соль, птица, мясо, мед, глиняная посуда, упоминаются и "железные горшки"*.

* (Вишну. 83.)

Из ремесленных производств первое место по значению занимало ткачество. В источниках упоминаются многочисленные виды и сорта тканей - хлопчатобумажных, шелковых*, льняных, шерстяных, джутовых. Индия в те далекие времена была, возможно, единственной страной, где вырабатывались хлопчатобумажные ткани, притом очень высокого качества. Наряду с обычными грубыми индийские умельцы ткали необычайно тонкие мягкие воздушные ткани; красильщики окрашивали их в яркие стойкие цвета; широко применялась набойка сложных, многоцветных узоров. Индийские ткани чрезвычайно высоко ценились на Западе: богачи и знать Римской империи периода упадка делали из них праздничные и церемониальные платья. Ткани составляли важнейшую после пряностей статью импорта Рима и Византии из Индии.

* (Производством дорогих шелковых тканей славился Варанаси (см.: The History and Culture of Indian People. Vol. III. The Classical Age. Bombay, 1954, с 587).)

Можно предположить, что первые крупные оросительные сооружения в Индии стали возводиться со времени Маурьев. Сохранилась надпись о создании Гирнарского водохранилища в Саураштре. При Гуптах проводили отводные оросительные каналы на малых реках*. К первым векам нашей эры относится сооружение древнейших ирригационных плотин на больших реках Южной Индии. В это же время в Индии появляется так называемое "персидское колесо"** (чигирь) - водоподъемная машина, приводимая в действие домашним скотом, обычно быками. "Персидское колесо" - относительно совершенное приспособление, позволяющее с минимальными затратами человеческого труда перекачивать значительное количество воды на высоту 1,5 - 2 м; оно широко применяется и в наши дни. В источниках, особенно в эпиграфике, имеются многочисленные упоминания о строительстве водоемов и колодцев для орошения. <...>

* (Maity S. K. Economic Life of Northern India in the Gupta Period (cir. A. D. 300 - 350). Calcutta, 1957, с 86 - 87.)

** (Kosambi D. D. An Introduction to the Study of Indian History. Bombay, 1956, с LIX. В индийских источниках оно впервые упоминается в "Харшачарите" Баны (VII в.).)

Показателем экономического расцвета Индии в первые века до нашей эры - первые века нашей эры служит высокое развитие торговли. Согласно буддийским источникам, постоянные торговые пути, связывавшие разные части Индостанского полуострова, существовали уже в VI - V вв. до н. э. Наиболее удобной торговой артерией в Северной Индии был Ганг с его притоками. Через древний город Удджайини купеческие караваны везли товары из долины Ганга к портам западного побережья в Гуджарате и Северном Конкане. Система торговых путей Северной Индии была связана с торговыми путями Южной Индии большой дорогой от Удджайини к Пратиштхане. В Восточной Индии торговый путь связывал Магадху с Калингой. Декан пересекали караванные дороги, проходившие главным образом вдоль больших рек. Один из путей соединял Коромандельское побережье и центральные районы Индостанского полуострова с западным побережьем через Пратиштхану и Кальяни. В Южной Индии большое значение имела дорога через Палгхатский проход. Основные торговые артерии дополнялись дорогами и тропами, соединявшими города и области. Значительное развитие получило каботажное судоходство*.

* (Псевдоарриан 60, с. 280.)

Не много известно о характере внутренней торговли. Очевидно, наибольший удельный вес в дальних перевозках товаров имели ценные компактные грузы, приносившие купцам высокую прибыль и оправдывавшие риск путешествия: дорогие ткани, оружие, драгоценные камни и жемчуг, ювелирные изделия и другие предметы роскоши. Однако наряду с этими товарами объектами караванной внутренней торговли были металлы, необходимые в хозяйстве, соль, добывавшаяся только в определенных районах страны (Раджастхан, Пенджаб, морское побережье), кони для военных целей, которых перегоняли из северо-западных пограничных областей (Синд, Камбоджа) даже в южноиндийские государства. Перевозили и продовольствие, например рис, в те районы, где он не производился. Даже при наибольшей замкнутости хозяйственного комплекса деревня была вынуждена приобретать железо, медь, соль. Но было бы ошибкой предполагать, что крестьяне не покупали ничего, кроме этих насущно необходимых товаров, и ничего не продавали.

Общинные ремесленники обеспечивали только важнейшие потребности общинников: отдельные "предметы роскоши" могли приобретаться на рынке. Кроме того, система соединения ремесла и земледелия в самообеспечивавшемся общинном хозяйстве складывалась постепенно и отнюдь не была всеобъемлющей в период средневековья. Сельские ремесленники, наверное, реализовывали часть своей продукции как товар, продавая ее заказчику, хотя существовала и система натурального содержания ремесленников общиной. В деревнях были постоянные и периодические рынки, регулярно устраивались ярмарки. В некоторых деревнях жили торговцы. Многие купцы занимались скупкой продукции сельского хозяйства, разъезжая по деревням, причем они обычно закрепляли за собой клиентуру и постоянно обслуживали "свои" округа*. Главным объектом этой торговли было зерно, но также и другое продовольствие, сбываемое горожанам, армии и т. п. Пряности, красители (индиго, шафран и др.), хлопок частично потреблялись в городах и шли на экспорт. Понятно, что товарно-рыночные связи больше всего развивались вокруг больших городов.

* (Джатака III, с. 103.)

В южноиндийском памятнике "Мадурайканджи" (около IV в. н. э.) нарисована яркая картина повседневной торговой жизни древнего города*: "Мешки перца и шестнадцати видов зерна - неочищенного риса, проса, грама, гороха, сезама - громоздились на улице торговцев зерном; измерители сновали туда и сюда с мерами в руках, взвешивая или измеряя перец и зерно, покупаемое людьми. На обширной рыночной площади продавались повозки и колесницы, кольчуги, металлические пояса, кожаные сандалии, опахала из белых хвостов яков, копья и дубинки, стрекала для слонов и доспехи для защиты боевых слонов; различные товары из меди и латуни, пилы и резцы, гирлянды цветов и благовонные мази". Продавалось также множество хлопчатобумажных, шерстяных и шелковых тканей. Торговля ювелирными изделиями и золотом происходила на особых улицах.

* (Maduraik-Kanchi (Mangudi Marudanar): Naccinar kkiniyar's commentary. Madras, 1956, II, 489 и сл.)

Внешние торговые связи играли большую роль в процветании городов, чем их товарно-рыночные отношения с непосредственной сельской периферией. Почти весь цивилизованный мир покупал индийские товары. От Египта и Сирии до Калимантана и Китая пролегали пути предприимчивых индийских купцов, но они не были монополистами в этой торговле: арабы, персы, малайцы, китайцы вели свои караваны и корабли по тем же маршрутам. В первые века нашей эры широкое развитие получила торговля Индии со странами Средиземноморья.

Наиболее характерными товарами были различные пряности, главным образом из Южной Индии и даже из Индонезии: корица, перец, имбирь, кардамон и другие, хлопчатобумажные ткани различного качества, тростниковый сахар, железные и стальные изделия, слоновая кость, драгоценные камни, жемчуг и разные "диковинки". Важно отметить, что объектами торговли между странами Аравийского моря были не только предметы роскоши или вообще дорогие товары, но и такие обыденные, как зерно, в том числе рис, сезамовое масло, строительный лес и грубые хлопчатобумажные ткани*.

* (Псевдоарриан 14, с. 268.)

В нашем распоряжении имеются в общем заслуживающие доверия данные о стоимости ввозимых в Римскую империю индийских товаров. За них Риму приходилось платить золотом или серебром, так как купцы не могли предложить индийцам в обмен какие-нибудь товары, пользующиеся спросом на Востоке. Ежегодно в Индию вывозилось драгоценных металлов на сумму от 50 млн. до 100 млн. сестерциев*.

* (Плиний VI. 26, 101, 126; XII. 84; XIV. 52.)

Находки отдельных римских монет и целых кладов чрезвычайно многочисленны в Индии, особенно в прибрежных областях Деканского полуострова и в Гуджарате. Названия монет "динара" и "драмма" вошли в индийские языки благодаря широкому обращению чеканившихся в Римской империи денариев и драхм.

Значительные потоки товаров из Индии на Запад, в Месопотамию и Сирию шли также караванными трассами через территорию Ирана, что оказывало влияние на развитие городов Северо-Западной Индии.

Большую роль в экономической жизни этого района играл и Великий шелковый путь.

В III - V вв. н. э. намечается упадок этой трансазиатской караванной магистрали. Одновременно уменьшается и объем морской торговли Индии с Западом. Сокращение торговой активности было вызвано в основном кризисом и гибелью Римской империи - главного рынка восточных товаров - и событиями в Китае, где лишь только к концу этого периода удается преодолеть усобицу и разруху.

Политическая сумятица "темного" III века нанесла большой ущерб торговле, но в хозяйстве и культуре Индии незаметно каких-либо серьезных перемен. Возникновение в IV в. Гуптской державы дало новый толчок расцвету торговли.

Что же касается Малабара и крайнего юга Индии, то здесь никаких резких изменений мы не знаем. Образование в III в. на Коромандельском берегу государства Паллавов способствовало развитию торговли. Незадолго до начала нашей эры индийские купцы укрепились в Нижней Бирме. Примерно с I в. н. э. возникли поселения индийцев на Малаккском полуострове и о-вах Суматра и Ява. Первоначально они представляли собой, очевидно, фактории купцов, но с течением времени индийское население в возникающих на торговых коммуникациях портах росло за счет людей, оседавших здесь на постоянное жительство и занимавшихся не только торговлей, но также ремеслом, военным делом (охраной товаров и судов), занятых в сфере обслуживания и т. д. Руководители индийских колоний - богатые купцы и всякого рода авантюристы - смешивались с господствующей верхушкой местного населения и создавали сложный по этническому составу правящий класс нарождавшихся здесь государств.

Высокоразвитая культура Индии оказала глубокое влияние на народы Юго-Восточной Азии. Но процесс "индианизацин" Юго-Восточной Азии отнюдь не сводился к механическому заимствованию или навязыванию всего индийского. Происходил весьма плодотворный синтез иноземной индийской и местных культур, который привел к созданию своеобразных черт поражающей воображение исследователя богатой цивилизации.

К II - VII вв. н. э. относится эпоха создания и расцвета так называемых индианизированных государств Юго-Восточной Азии. Контакты их с Индией оставались очень оживленными на протяжении всего этого периода, причем помимо торговли наблюдается также эмиграция из Индии. Сфера деятельности индийских купцов простиралась до Китая, Северного Калимантана и Бали. Не меньшую, а может быть, большую роль в торговле Индии и этого района играли малайские мореходы.

В восточной торговле участвовали все порты Индии, расположенные на берегах Бенгальского залива. Важнейшее значение в посреднической торговле с Западом имел Цейлон и близкие к мысу Коморин порты Индии - Коркай, Куилон (Кулам) и др. Купечество южноиндийских государств заняло видное место на рынках Юго-Восточной Азии. Особенно тесные связи с заморскими странами были в V - VII вв. у государства Паллавов. Другой областью, известной своим активным участием в морской торговле, была Калинга. Важнейшими портами, соединявшими долину Ганга с восточными морями, служили Тамралипти в дельте и Чампа на первой большой излучине Ганга.

Широкое развитие внешней торговли Индии в первые века пашей эры дало толчок товарному производству хлопчатобумажных тканей, а также некоторых сельскохозяйственных культур (перец, корица, может быть, красители - индиго, шафран). С первых веков нашей эры намечается товарная специализация хозяйства Малабара и несколько специфическое развитие там общественных отношений, обусловленные географической и исторической изоляцией этого района.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"