предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чудо Мохенджо-Даро

Беседа с человеком в возрасте 5 тыс. лет

Пробовали ли вы беседовать с человеком в возрасте 5 тыс. лет? Это не так-то просто. Прежде всего нужно найти такого человека. 30 лет назад о нем почти ничего не знали. Его открытие - это, собственно говоря, случайный результат проникновения в Индию английского капитала. В 1856 г. братья Джон и Вильям Брайтон руководили постройкой железной дороги от Карачи до Лахора. В своих мемуарах Джон пишет, что для постройки железной дороги он использовал кирпичи, найденные на месте развалин легендарного города Брахминабада, и что его брат Вильям поступил таким же образом в Хараппе.

Заинтересовавшись этими сообщениями, археологи после первой мировой войны начали раскопки в Хараппе (Пенджаб), в результате которых прежде всего были извлечены на дневную поверхность странные печати со звериными головами. Начались также раскопки в сотнях километров от Хараппы, в местности, называемой на языке синдхи Мохенджо-Даро, что значит "город мертвых".

Законсервированные илистыми наносами Инда и Рави, поднялись два центра до тех пор неизвестной культуры - города с домами и улицами, с утварью и повозками, с рыночными площадями и художественными произведениями, возраст которых определяют в 5 тыс. лет.

Но предоставим слово одному из жителей этих исчезнувших городов, пусть он сам ответит на наши вопросы.

- Не можете ли вы прежде всего рассказать нам, как вы сюда вообще попали?

- Это будет трудновато, ведь мы еще не полностью открыты! Когда будут исследованы глубоко залегающие слои наших городов, о нас узнают больше. Правда, некое родство с нами обнаруживают древние земледельческие общины Западной Азии, существовавшие 5-7 тыс. лет назад в Палестине, Месопотамии, Персии, Сирии и Анау, в той части Туркестана, которая входит в Советский Союз. Нашими непосредственными предшественниками были, несомненно, первобытные сообщества бронзового века в Западной Индии, особенно в Белуджистане и Синде. Теперь это край пустынь и безлюдных земель, но в те времена он был, вероятно, очень плодородным. Наши предки, безусловно, имели связь с Западной Азией, особенно с Персией и с Анау, о чем свидетельствует сходство оросительных систем, гончарных изделий и скульптурных произведений в обеих областях. Таким образом, связь между ними установлена. Поселения в долине Нал (Белуджистан) и в древней Хараппе существовали, вероятно, даже в одно и то же время.

Пока же нас все еще считают неизвестными завоевателями, которые пришли, вероятно, через Хайберский перевал или через Гиндукуш из Персии или Туркестана. Во всяком случае, судя по расстоянию от Хараппы до Мохенджо-Даро, наше государство было обширнее, чем государства наших современников в Египте и Шумере, а в некотором отношении мы находились, как вы узнаете, на более высоком уровне культуры.

- Вы сами жили в одном из этих городов?

- Да, в Мохенджо-Даро. Строители прекрасно распланировали наш город. Прямые главные улицы пересекались под прямым углом переулками. Так появились правильные кварталы. У нас не было закоулков и тупиков, как в ваших городах. Согласно строительным предписаниям, ни один дом не должен был выступать за общую линию зданий. Все улицы были проложены с востока на запад или с севера на юг с тем, чтобы они были защищены от ветра. Длина главной улицы достигала 800 м, а ширина - 10 м. Несколько воловьих упряжек могло легко проехать по ней рядом. Город был разделен на округа, которые охранялись городской стражей.

- Из чего же строились дома?

- Как вы себе представляете? Конечно, из кирпича, который обжигался в открытых ящиках, как это и теперь делают индийские крестьяне. Дома были высотой до 7,5 м. Мы любили простые и скромные жилища. Тщетно будете вы искать бесполезные украшения. К сожалению, нам еще не были известны окна, зато в наших жилищах были вентиляционные отверстия, снабженные решетками из глины и алебастра. Вход в дома чаще всего был с переулка, чтобы в жилище не попадала пыль, поднимаемая движением на главных улицах. Обычно все дома были с плоскими крышами. Перекрытия обкладывались камышовыми матами и слоем глины. Пол был тоже из глины. Лестницы, ведущие на второй этаж, строились из кирпича; у нас не было пустого пространства под лестницами, как в ваших современных нелепых строениях. Ступени были несколько выше и Уже тех, к которым вы привыкли, и вам пришлось бы к ним приспосабливаться. С крыши спускались, конечно, водосточные трубы.

- А комнаты были хорошо обставлены?

- Неплохо. Стены и пол были покрыты циновками. К сожалению, мы еще не знали шкафов, но нас вполне устраивали большие кувшины, служившие и ларями и шкафами. Сидели мы на табуретках. Впрочем, так хорошо были обставлены лишь жилища представителей правящих классов. Квартал трудового люда на окраине состоял из 16 однообразных домов с простыми двухкомнатными квартирами. Он производил такое же угнетающее впечатление, как ваши современные трущобы. Плавильные печи и ручные мельницы, найденные в этих помещениях, свидетельствуют о том, что ремесленники были вынуждены использовать свои жилища и в качестве мастерских.

- Несмотря на циновки, было, вероятно, довольно холодно спать на полу, особенно в зимние месяцы?

- Позвольте... но у нас ведь были постели!

- Где вы мылись?

- В ванной комнате, которая имелась в каждой квартире на первом или втором этаже независимо от того, был ли дом одноквартирным или в несколько квартир. Ванна делалась из кирпича. В ванной комнате я мог одновременно побриться бронзовой бритвой. Мылись мы мочалкой, а для удаления огрубевшей кожи и мозолей употреблялись глиняные скребки.

- А куда девалась грязная вода?

- Небольшое количество сливалось во вделанные в землю глиняные сосуды с маленькими отверстиями для просачивания воды. Из ванны вода вытекала прямо по кирпичной водосточной трубе в один из главных каналов, проходивших по каждой улице. Эти главные каналы были прикрыты не скрепленными кирпичами, которые легко снимались при очистке. Время от времени каналы прочищались чистильщиками при помощи шестов. Все каналы вливались в одну большую сточную яму за городом.

У нас была также большая общественная баня. В ее бассейн с двух сторон вели лестницы. В бане были даже кабины и детское отделение. Вы ведь знаете, что дети любят приносить с собой в баню или в ванну игрушки. Так вот, они уже и тогда это делали.

- Действительно, похоже, что все на свете когда-то уже было. Однако, как известно, человек живет не одной баней. Как обстояло дело со стряпней и едой?

- Об этом вам следовало бы расспросить мою жену. Но я тоже немного в курсе дела. Утром жена прежде всего отправлялась за водой к общественному колодцу. Это занимало обычно несколько часов, потому что вокруг колодца были расставлены кирпичные скамьи, на которых дамы могли с удобством посидеть и посплетничать. После этого она шла на рынок. Ларьки там немногим отличались от современных. Количество товара определялось при помощи весов, гирь и измерительных линеек. Гири представляли собой кубики разных размеров, единица веса была равна 13,64 г. Крупная единица веса заключала в себе 16 более мелких. Интересно, что еще и теперь рупия- единица индийской валюты - содержит 16 анн. Ювелиры пользовались более мелкими гирями. Единица измерения длины была немного больше 2,5 см; существовали линейки длиной 32,5 см и в полметра.

После того как закупались различное зерно и овощи, их надо было сначала размолоть или растереть либо между камнями, либо на ручной мельнице. Пищу готовили в небольшой передней, которая служила также и кухней. В углублении, выложенном кирпичом, разводили огонь, на который ставили горшки. Кроме того, во дворе находилась небольшая печь для выпечки хлеба. Учреждения и мастерские обслуживались настоящими фабриками-кухнями с длинными кирпичными желобами, над которыми можно было поставить множество горшков.

На пищу нельзя было жаловаться. Она была питательна и обильна. Мяса было сколько угодно, не могло быть и речи о вегетарианских днях или о нормировании. Мы питались олениной, мясом буйвола, козлятиной, свининой, говядиной, рыбой и домашней птицей. Могу сообщить вам, что теперь многие позавидовали бы меню нашего обеда, состоявшего из черепахового супа, жаркого из мяса буйвола с гарниром из пшеничной или ячменной каши и дессерта из фиников и дынь. Во время еды все садились на циновки вокруг больших мисок и каждый накладывал ложкой свою порцию в меньшую миску. Миски и ложки изготовлялись из раковин. У нас были также ножи. Пили мы из глиняных кружек, а для детей изготовляли кружки с носиком, чтобы они не проливали содержимого на себя. В "лучших" домах ели, сидя за столом на стульях. Кстати, я чуть не забыл: для раскатывания тонкого теста мы пользовались скалками. А если кому-либо случалось съесть лишнее, то принимали целебные травы или молотые оленьи рога - это популярное лекарство против расстройства желудка. Зимой к ужину становилось уже прохладно и темно. Тогда зажигали масляные светильники, затапливали комнатные печки, сделанные из маленьких, переносных глиняных труб с множеством отверстий, и становилось очень уютно.

- Вы упомянули раньше о рынке. Что же, там были только съестные продукты или также другие товары?

- Там продавалось громадное количество товаров, например одежда, хотя наши моды требовали немногого. Женщины носили только короткие юбки с жемчужным поясом или лентой, которые скреплялись брошью. Верхняя часть туловища оставалась свободной от одежды. Только в прохладную погоду дамы набрасывали на плечи накидку, но зато они постоянно носили веерообразный головной убор. Мужчины были еще менее требовательными. Они довольствовались тонкой набедренной повязкой. Лишь немногие богачи считали необходимым носить нечто вроде юбочки и накидку, а иногда даже короткие штаны. Никто не носил обуви. Всю одежду делали из хлопчатобумажной ткани. Вам, возможно, неизвестно, что мы первыми стали носить такую одежду; у других народов хлопчатобумажная ткань вошла в употребление только через 2-3 тыс. лет. Прическе в мое время придавалось большое значение. Как ни смешно, но мужчины в этом отношении были большими щеголями. Женщины довольствовались изящными, свободно падавшими локонами или косой под головным убором. Мужчины расчесывали волосы на прямой пробор и связывали их лентой; иногда они собирали волосы в плоский узел на затылке. Многие носили бороду, но все брили усы.

Насколько непритязательны были женщины в отношении одежды, настолько требовательны били они к украшениям. Уверяю вас, для удовлетворения их потребностей в украшениях требовались изрядные деньги. В связи с этим я припоминаю, что мы первыми стали пользоваться монетами. Женщины носили серебряные ожерелья, налобные повязки, пояса из позолоченной бронзы и кто их знает, что еще. На перстни, серьги и кольца, вдеваемые в нос, шло большое количество драгоценных камней и самоцветов, таких, как сердолик, жадеит, яшма, агат, оникс и многие другие, Женщины носили также шпильки для волос с фигурными головками и гребни из слоновой кости. Покупая украшения, надо было остерегаться жуликов, которые часто соединяли вместе разные камни и подкрашивали их. Приходилось остерегаться и воров. Нашли же археологи в одном пригородном жилище, в яме глубиной 2-3 м, около 500 золотых украшений, браслетов, ожерелий, колец и т. п., которые хозяин жилища вряд ли заработал честным трудом. Итак, еще 5 тыс. лет назад существовали взломщики.

Я хотел бы рассказать вам еще о косметике. Надо сказать, что современным косметичкам далеко до наших. По целым часам простаивали женщины перед бронзовым зеркалом. В растрескавшуюся кожу втирали масло, ресницы и брови красили черным карандашом, киноварь заменяла губную помаду, свинцовыми белилами мазали лицо, излишние волосы удаляли бритвой, на веки накладывали мазь, а волосы мыли шампунем. А сколько времени это все отнимало! Можно только удивляться, как при этом женщинам удавалось вовремя прийти на танцы.

- Как, вы даже танцевали?

- Еще бы, но не так, как вы себе представляете, не какую-нибудь ерунду, вроде джиттербага, самбо или распо. У нас были профессиональные танцовщицы, выступлениями которых мы любовались. Они сами отбивали такт трещотками. Итак, если вы до сих пор считали, что кастаньеты изобретены в Испании, то теперь вы ближе к истине. Танцы шли под аккомпанемент барабанов, арф и лир.

- Наверно, в ваших городах было много детей? Что вы можете о них рассказать?

- Да, у нас было достаточно детей. Я не помню, ходили ли они в школу. Но я думаю, что ходили, потому что у нас были грифельные доски. Если уж говорить о детях, то я должен рассказать вам об игрушках. Вы будете поражены. Для детей у нас действительно многое делалось. Любимой детской игрушкой была модель маленькой двуколки, которой и поныне еще пользуются индийские крестьяне. Между прочим, это самая древняя повозка на колесах из всех найденных до сих пор. Затем у нас была уйма статуэток из глины - фигурки людей, изображения животных и т. д. Выбор для скульптурных изображений был довольно богат, так как у нас было много животных: зебу, или горбатый вол, буйвол, коза, овца, свинья, верблюд, осел, слон, собака и кошка. Последние уже тогда враждовали друг с другом, что доказывает кирпич, найденный вашими исследователями, на глинистой поверхности которого ясно видно по отпечаткам лап, что собака гналась за кошкой. У нас была также и лошадь, но мы не знали, что ее можно использовать для езды верхом и для упряжки. Это обстоятельство, как вы услышите позже, в значительной мере способствовало нашей гибели.

Но вернемся к игрушкам. Вам ведь знакомы погремушки для малюток? Мы их делали из полых глиняных шаров, в которые вкладывали один или несколько бронзовых шариков. Дети очень любили птиц, как игрушечных, так и живых, помещенных в клетки. С удовольствием играли они в глиняные птички-свистульки. Может быть, вы считаете, что это изобретение вашей эпохи? Нашим детям были знакомы фигурки животных, у которых двигались головки и лапки, а также игрушечные обезьянки и человечки, умевшие взбираться вверх по веревке. Игры на доске любили и старые и малые. Распространена была игра на доске, разделенной на поля, вероятно, похожая на современные шашки или "мельницу"* в нее играли камнями или шашками из слоновой кости. Доска и темное поле были из дерева, а белое поле было выложено из гладко отшлифованных раковин. Широко распространены были различные игры в кости. И, наконец, нам знакома была древнейшая игра мальчиков в камешки или шарики, которые надо было закатить в маленькую ямку в земле, причем такие камешки часто были подлинно художественными произведениями из яшмы или агата.

* (Распространенная в Центральной Европе игра на досках.- Прим, перев.)

- По-видимому, у вас были очень искусные и трудолюбивые художники?

- Ну еще бы! Нашим ремесленникам и художникам было что показать! Большая часть утвари и инструментов изготовлялась из меди или бронзы. Ведь нашли же археологи медную руду и медные слитки в одной из шахт! Для крестьян изготовлялись лемехи и серпы, для ремесленников - топоры, колуны, пилы, долота и лопаты, мало отличавшиеся по форме от современных. Для солдат и стражи ковали мечи, кинжалы, копья и пики. Изготовлялись четыре вида бритв, а если бы вы осмотрели наши рыболовные крючки, то могли бы подумать, что они куплены вон в том магазине на углу.

Медные топоры из Мохенджо-Даро
Медные топоры из Мохенджо-Даро

О драгоценностях я уже вам рассказывал, но мне хочется упомянуть еще и о гончарах. В их продукции почти стиралась грань между ремеслом и искусством. Как и теперь, форму горшкам придавали при помощи вращавшегося гончарного круга. После этого накладывали краску и поверхность заглаживали костью и полировали до блеска. Использовались десятки различных узоров. Особенно популярны были переплетенные круги и узоры наподобие шахматной доски. Наши горшки, вазы и посуду можно было бы выставить в любом современном магазине керамических изделий. Да, я осмеливаюсь даже утверждать, что многое из того, что вам сегодня предлагают как модные керамические изделия, у нас отвергли бы как брак и безвкусицу.

- Охотно вам верю. Теперь поговорим о чем-нибудь другом. Должно быть, у вас существовало что-нибудь вроде религии? Что вы знаете об этом?

- Точно я уже не помню. Пять тысяч лет - это все же порядочный срок! Прямых доказательств нет, но есть основания для предположений. У нас не было храмов, а если и существовали различные религиозные мифы, то они не сохранились до наших дней. Единственное, что намекает на наличие религии, - это амулеты-печати. Они представляли собой прямоугольные металлические пластинки со сторонами длиной примерно от 1,5 до 6,5 см. На этих печатях были выгравированы изображения либо фантастических животных, вроде единорога, либо действительно существующих, таких, как козы, быки, обезьяны, которые тогда, вероятно, считались священными. На амулетах можно распознать и мифологические сцены. На одной печати изображена сидящая фигура со скрещенными ногами, окруженная различными животными. Полагают, что это предвестник индийского бога Шивы в роли "пасупати" (повелителя животных). Встречаются также изображения козули, игравшей позже некоторую роль при Будде. На этой печати появляется также пипаль, уже как священное дерево. Были найдены и стилизованные изображения мужского и женского половых органов; известно, что культ фаллуса - важный элемент индуизма. Гавиал-крокодил, питающийся рыбой, почитался, возможно, как речное божество. Кроме печатей, были распространены еще глиняные статуэтки, имевшие, вероятно, религиозное значение. Например, была найдена одна женская фигурка с чашами для масла и другая - с венком на голове. Такие статуэтки ставили в стенных нишах жилищ, как это делают теперь в индийской деревне с изображениями домашних божков. Итак, как видите, налицо элементы религии, подтверждающие предположение о том, что мы заложили основы индуизма и буддизма, в обрядах которых есть много такого, что можно проследить вплоть до наших времен.

- Я не знаю, как поблагодарить вас за ваши объяснения, которые действительно дали нам великолепную картину жизни в Хараппе и Мохенджо-Даро. Может быть, вы могли бы еще сказать, каким образом удалось все же установить ваш возраст?

- При помощи сравнения с другими культурами.

Печати-амулеты из Мохенджо-Даро с изображениями животных и еще не расшифрованными письменами
Печати-амулеты из Мохенджо-Даро с изображениями животных и еще не расшифрованными письменами

О развитии нашей внутренней торговли свидетельствует продажа оленьих рогов, которые могли доставляться только из Кашмира. Самоцветы и золото добывались в горах Нилгири. Но только внешняя торговля может служить определителем нашего возраста. В Месопотамии и Шумере нашли амулеты-печати нашего производства, кувшин с подлинным орнаментом из Мохенджо-Даро и другие предметы, свидетельствующие о нашей культуре. Стиль некоторых домов в Шумере дает даже повод к предположению, что там некогда существовала настоящая маленькая колония торговцев из долины Инда. Наши товары были найдены также в северной части Персии и даже вблизи Ашхабада, столицы Туркменской ССР. Наоборот, у нас нашли изделия из Месопотамии, Вавилона и Шумера. Найденный греческий крест свидетельствует о том, что наши моряки, вероятно, доходили до Средиземного моря, а другие находки указывают на морские плавания в Персидский залив и на караванные путешествия в Туркестан. Поэтому принято считать, что наша культура такая же древняя, как и культуры перечисленных выше стран, а может быть, даже еще древней. Ведь наша культура была выше, чем культура Месопотамии, Египта и Вавилона, а для достижения такого высокого уровня потребовалось и больше времени.

- После всего рассказанного вами нашему читателю, наверное, было бы интересно узнать, как вас зовут?

- Ах, этим вопросом вы затронули мое больное место! Дело в том, что я не могу назвать себя. Видите ли, здесь кончаются чудеса Мохенджо-Даро и начинается область загадок, умозаключений и предположений. Здания, утварь и художественные произведения рассказывают достаточно подробно о нашем быте и о наших нравах, но для того, чтобы узнать больше, необходимы письменные документы. Возможно, что наши документы и грамоты были написаны на коже, дереве или листьях, превратившихся с того времени в прах. Письменные знаки нашей эпохи сохранились только на амулетах-печатях. Они имеют вид колес, крестов, V-образных крючков, незаконченных восьмерок и т. д. Это нечто среднее между рунами и иероглифами, однако расшифровать их до сих пор еще не удалось. Они не обнаруживают сходства с другими письменами, хотя можно утверждать, что мысль изобразить устную речь знаками мы заимствовали из Месопотамии. Расшифровка представляет трудности также и потому, что нет длинных текстов, которые можно было бы сопоставлять. На одной печати изображено не более 20 знаков. В общем итоге насчитывается около 400 символов или знаков, читаемых либо справа налево, либо по способу "бустрофедон" (как в ранней греческой письменности)*. Но это такая же гипотеза, как и утверждение, что наши письмена обнаруживают сходство с письменами, найденными на острове Пасхи в Тихом океане. Многие знаки применялись, по-видимому, лишь в начале слова или строки, другие - только в конце. Но нам неизвестно даже, представляют ли эти знаки идеограммы, отдельные слова, слоги или только буквы. Напрашивается предположение, что знаки на амулетах-печатях означают имя и титул владельца. Из-за отсутствия общественных надписей и пространных документов даже расшифровка знаков не открыла бы много нового о нашей жизни. Факт таков, что со времени появления нашей письменности, примерно в 1500 г. до нашей эры и вплоть до указов индийского правителя Ашоки (на 1200 лет позднее) не сохранилось никаких письменных документов. Весь этот период, таким образом, исследован слабо.

* (Бустрофедон - документ, написанный таким способом, "как двигались быки с плугом" (по-гречески бус - бык, строфейн - поворачивать), то есть первая строка - слева направо, вторая строка - справа налево, третья строка - снова слева направо и т. д.)

- Действительно, это очень досадно. Итак, мы едва ли когда-либо узнаем что-нибудь о людях и государстве Хараппы и Мохенджо-Даро?

- Нет основания отчаиваться! Дело обстоит не так уж плохо, ибо результаты археологических исследований все же позволяют сделать ряд выводов. Судя по найденным скелетам, жители этих городов принадлежали в основном к так называемой средиземноморской расе, которая и поныне распространена, начиная от Пиренейского полуострова вплоть до Северной Индии; ее отличительные признаки: рост от среднего до высокого, стройное телосложение, цвет кожи от темного до светло-коричневого, длинный череп и длинное лицо, тонкий выступающий нос, черные волосы, большие открытые глаза черного или карего цвета. Встречались здесь и представители так называемого протоавстралоидного типа, возможно, являвшиеся аборигенами, ибо кто может доказать, что мы сами не были пришельцами. Этот тип находился в родстве с веддами Цейлона и с обитателями австралийских кустарниковых зарослей; кстати, предполагают, что переселение в Австралию из Южной Индии шло через Цейлон. Представители этого типа еще сегодня весьма часто встречаются в Южной Индии; их можно узнать по небольшому росту, почти черному цвету кожи, вьющимся волосам, выпуклым губам и широкому, плоскому носу. Наш государственный строй представлял собой следующую картину: в противоположность более ранним общественным формациям, в лучшем случае маленьким крестьянским государствам, на Инде и в Пенджабе существовала империя, вероятно, с двумя столицами одинакового значения (Хараппа и Мохенджо-Даро). Пока найдено примерно 40 поселений, входивших в эту империю. Для того чтобы обеспечить существование такого крупного государства, была необходима центральная власть. Здесь применялись единая письменность, единая система мер и весов; было организовано массовое производство инструментов и гончарных изделий. Кирпичи, например, были стандартного размера. Итак, это было высокоорганизованное общество с налаженным производством и распределением товаров, с наследственным землевладением и развитой торговлей. Если прибавить к этому дворцы, крепость и ремесленные кварталы, то получится классическая картина государства ранней рабовладельческой эпохи.

- Браво, браво! Поразительно, как много можно вычитать из мертвого камня. Можно ли установить из тех же источников, когда и как исчезла ваша культура с исторической арены?

- Неполностью, но и по этому поводу есть очень много указаний. Примерно к 1500 г. до нашей эры замечаются признаки упадка, беспорядка и хаоса. К постройке домов относятся небрежно, кирпичи кладут неточно, дома выступают за линию улицы. Жилища строят меньших размеров и для большего числа людей, возможно, для беженцев, искавших в Мохенджо-Даро убежища от чужеземных завоевателей. Драгоценности стали завертывать в платки и прятать в кувшины. И, наконец, на улицах и лестницах домов найдены скелеты, явно свидетельствующие о том, что здесь совершались нападения и убийства, причем уже не было времени захоронить покойников. Остатки бамбуковых хижин и землянок доказывают, что новые захватчики вели образ жизни, отличный от нашего. Установлено, что в эту эпоху и вне Индии - в Месопотамии, Малой Азии, Сирии, Северной Персии и Анау - имели место те же явления.

- И что же из всего этого следует?

- Из этого следует, что примерно 3500 лет назад иноземные завоеватели-варвары пришли с запада и начали борьбу против нас. В настоящее время считается установленным, что этими завоевателями были арии, под которыми отнюдь не подразумеваются белокурые тевтоны - плод дикой фантазии фашистских расовых теоретиков. То были, вероятно, кочевые племена из Центральной Азии. Еще не ясно, при каких обстоятельствах состоялось столкновение обеих культур, но несомненно, что оно имело место и что арии вышли победителями...

- Одну минутку, пожалуйста! Ведь у людей из Мохенджо-Даро была более высокая культура. Как же могли они понести поражение?

- Ваше возражение обоснованно! Действительно, Индская культура, как называют нашу эпоху, значительно превосходила арийскую. Именно поэтому открытие нашей культуры означает переворот в исторической науке. До этих пор считали, что арии принесли основы культуры и цивилизации первобытным варварским народам Индии. А теперь истиной оказывается совершенно противоположный факт! У нас была более высокая культура; по сравнению с нами арии были варварами, и они восприняли многие элементы нашей культуры. Арии, организованные в первобытное общество, в котором рабство только начало развиваться, встретились, как мы видим, с культурой уже развитого рабовладельческого общества.

Имеется несколько правдоподобных объяснений победы ариев. Одно из них - это заметный консерватизм Индской культуры. Можно твердо установить девять фаз развития культуры Мохенджо-Даро. Город находился в расцвете примерно в течение 700 лет, но за это время орудия труда и предметы обихода не подверглись никаким существенным изменениям. Все производство регулировалось классом торговцев, не обладавших богатым воображением, все делалось по стандарту и исходя из утилитарных соображений. Не было творческой, полнокровной жизни, и поэтому напрасно мы будем искать здесь крупные произведения искусства, такие, как храмы, дворцы, статуи и надгробные памятники. Это стандартное однообразие, в котором художник не мог найти для себя никакого поля деятельности, характерно для удушливой атмосферы застывших традиций, застоя и изоляции, указывающей на то, что империя долины Инда уже загнивала и что подвижные, ничем не обремененные жизнеспособные арии обладали определенным превосходством.

Арии, несомненно, имели преимущество по сравнению с нами в двух решающих пунктах: во-первых, в отличие от нас, они уже знали, как пользоваться лошадью для езды верхом и в упряжке, и, во-вторых, им было известно употребление железа. Они должны были выйти победителями из решительного боя потому, что они были более подвижными; у них было лучшее оружие, а их орудия труда были прочнее. Будущее, таким образом, принадлежало им!

Перед будущими исследователями стоит задача полнее осветить темные периоды истории Мохенджо-Даро до прихода ариев. Я желаю им полного успеха, потому что я хотел бы в конце концов разобраться в самом себе... На этом я прощаюсь...

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://india-history.ru/ "India-History.ru: История и культура Индии"